На Главную.

 

Розин Александр.

 

                 СССР в строительстве ВМС Кубы.

                                                                              1  2  3  4  5  6  7  8  9

 

 

8. Боевая учеба и боевые будни в первой половине 1963 г.

 

Капитан 1 ранга в отставке В. А. Кузьмин вспоминает: «Карибский кризис стал для всех нас тяжелым потрясением, но и явился серьезным экзаменом. Он показал, что вооруженные силы Республики и, в частности, военно-морской флот имели серьезные недостатки в готовности к ведению военных действий. Подготовка штабов и личного состава кораблей нуждалась в серьезном улучшении.

Командование кубинского ВМФ на своем ближайшем заседании наметило меры по их устранению. Срочно были разработаны планы устранения имеющихся недостатков и реконструкции флота… Было начато строительство арсенале цехов по среднему ремонту торпедного оружия, двигателей «М-500» для торпедных катеров, а также для ремонта аппаратуры связи и радиотехнических средств. Выделены причалы в Гаване, Мариэле, Сьенфуэгосе, удобные для подачи оружия и техники по боевой тревоге на корабли. Началась поставка необходимой техники: кранов, торпедовозов, спецмашин. Штаб флота приступил к разработке плана боевой и оперативной подготовки флота на 1963 г. - первого плана, имеющего целью значительно повысить качество боевой подготовки личного состава, улучшить слаженность штабов и управлений по руководству частями и соединениями как в повседневных условиях, так и при ведении боевых действий.

Произведены были некоторые перемещения командного состава флота в соответствии с их деловыми и профессиональными качествами. Было направлено письмо в 10-е Главное управление МО СССР с просьбой об ускоренной поставке на Кубу десяти радиотехнических постов, шести малых противолодочных кораблей и двенадцати торпедных катеров. Поставка корабельного состава и радиотехнических постов была осуществлена в 1963 г.

В этот период в морскую группу специалистов начали прибывать советники по связи, разведке, радиолокации, электромеханической части, тылу, торпедному оружию, гидрографии, инженерной службе преподавательский состав для обучения курсантов в училищах по новым видам оружия. Прибыл советник при командире Восточного военно-морского района капитан 2 ранга В.Л.Фадеев. Морская группа пополнилась большим количеством специалистов и к середине 1963 г. в ее составе было около 100 специалистов-советников и более 15 переводчиков. Работа по оказанию помощи кубинцам расширялось как в части рекомендаций, так и в области непосредственного обучения плавсостава флота.

После передачи из состава Группы советских войск морской боевой техники и поставки из Советского Союза на Кубу торпедных катеров, малых противолодочных кораблей, радиотехнических постов, кубинский военно-морской флот стал обладать довольно мощным ударным потенциалом».

После окончания кризиса командование группы получило распоряжение о передаче части техники и вооружений кубинской стороне. Так в декабре 1962 г. к обучению кубинских специалистов и передаче вооружения приступил личный состав 390-го отдельного берегового подвижного ракетного дивизиона. Первым кубинским командиром дивизиона был назначен соратник Фиделя Кастро капитан Эскуредо. Обучение кубинцев было завершено в августе 1963г. на церемонии передачи техники присутствовало руководство Кубы. В качестве военных советников кубинских береговых ракетчиков были оставлены советские офицеры Б.И.Ющенко, Р.С.Иванов, Э.Н.Волков и А.Н.Крупинин. Они подготовили кубинцев к практическим стрельбам, которые были проведены в начале 1965 г. прямые попадания ракет в цель стали лучшим показателем работы советских специалистов.

В конце января 1963 г. в Мариэль вернулся черноморский дивизион, который все время кризиса базировался в бухте Банес на восточной оконечности Кубы в зоне военно-морской базы США Гуантанамо.

В январе 1963 г.  ракетные катера БРКА начали выходить в море на боевую подготовку. Учебные ракетные "атаки" отрабатывали по боевым кораблям США, корабли и самолеты которых появлялись сразу после выхода наших катеров в море. На учениях в море, в основном использовали зрительную связь и очень редко УКВ.

 

Учеба проходила на фоне очередного всплеска контрреволюционной активности на море. В начале 1963 г. кубинская группировка "Альфа-66" и  группа "Comandos L", запланировала атаки на советские суда в кубинских водах, надеясь подорвать американо-советское соглашение по Кубе, которое было достигнуто после кубинского ракетного кризиса. Условия соглашения не были полностью раскрыты, но как понимали в антикастровских организациях, они  включали американское обещание не вторгаться на Кубу, если Советский Союз уберет ракеты и выведет большую часть своих войск.

17 марта 1963 г. у  порта Исабела-ла-Сагуа два  катера группировки "Альфа-66"  обстреляли  стоящее на якоре советское  торговое  судно «Льгов» (LGOV), несколько  пуль  попали  в  дымовую  трубу. Экипаж судна возглавлял Александр Африканович, имевший военный, и огромный судоводительский опыт. Благодаря мужеству и хладнокровию капитана, не растерявшегося в эти минуты, экипаж был спасен от паники и возможных жертв.

19 марта главари контрреволюционных кубинских организаций на своей пресс-конференции в Вашингтоне заявили, что советское судно было обстреляно их группой.

27 марта министерство иностранных дел СССР направило посольству США в Москве ноту протеста по факту нападения на советское судно «Льгов», вину за этот пиратский акт советское руководство возлагало на США: «…Предоставляя свою территорию и материальные средства кубинским контрреволюционерам для организации пиратских налетов на республику Куба, США фактически ведут дело к опасному обострению обстановки в районе Карибского моря и во всем мире. …

…Совершенно очевидно, что правительство США полностью несет ответственность за действия кубинских контрреволюционеров, в том числе и за совершенное ими нападение на советское судно «Льгов». Поощрение таких действий со стороны США… находится в противоречии с договоренностью, достигнутой между правительством СССР и США об урегулировании кризиса в районе Карибского моря».

27 марта 1963 г. в кубинском порту Кайбарьен (Caibarien),  район острова Франсес  советский  пароход  «Баку» (Baku) взявший 10000 мешков сахара  был  обстрелян  с  катера группы “Коммандос Л” (Comandos L) из 20-мм пушки, а  затем  у  его  борта  была  взорвана  мина.

Скоростной катер контрреволюционеров «Феникс» был доставлен в район операции на буксире 13-метровой яхты «Алисан» от одного из причалов в Майами. В 23.00 катер со стороны моря подошел к «Баку» без света и с выключенными моторами обстрел вер из 20-мм пушки Рамон Фонт. «Баку» получил  60 пулевых пробоин, 8 пробоин из пушки и одну пробоину от магнитной мины в носовой части, а когда теплоход стал маневрировать, чтобы убрать наиболее уязвимые места от прицельного огня контрреволюционеров, то наскочил на рифы и получил еще пробоину размером 2х3 метра и полузатонул, благо было неглубокое место. В сообщении ТАСС, напечатанном в «Правде» 29 марта, говорилось, что после обстрела из 20-мм пушек катер «приблизился к «Баку» и выпустил по нему торпеду, в результате взрыва которой в трюме образовалась пробоина высотой в 4 метра и шириной почти в полметра.» Но в ноте МИД от 29 марта о торпеде не говорится, ни слова, так как к этому времени в Майами представитель группировки “Comandos L” в своем заявлении сказал, что пробоина кораблю была нанесена магнитной миной установленной аквалангистами ниже ватерлинии, за две минуты до взрыва.

В последствии, часть груза была перегружена на другой корабль. После ремонта «Баку» загрузился сахаром и убыл в Союз.

Эти антисоветские набеги проходили с одобрения ЦРУ, а  также имели финансовую поддержку Генри Люса (Henry Luce) хозяина журнала «Life», который потратил  четверть миллиона долларов в течение 1963-1964 гг. на поддержку антикастровских организаций. Кроме того журнал «Life» послал корреспондента Andrew St. George, чтобы он принял участие 27 марта в нападении контрреволюционеров на грузовое судно «Баку».

Осуществляя поиск судов контрреволюционеров 28 марта 1963 г. кубинские ВВС по ошибке стрелял перед кораблем под американским флагом вблизи кубинских вод. Судно не получило никаких повреждений.  В 17.45 в 20 милях  от кубинского побережья, на траверзе города Матансас, два истребителя МиГ-15 ВВС Кубы выполнили семь облетов корабля в ходе которых произвели четыре предупредительных залпа по ходу движения сухогруза «Floridian», который шел на скорости 14,5 узлов из Пуэрто-Рико в Майами. Капитан судна Кёртис Олсон (Curtis Olson) сразу же сообщил о происшествии береговой охране США и увеличив скорость до 17 узлов направился в море в сторону от Кубы. Всего МиГи кружились над кораблём в течение 20 минут, огонь вели с целью остановить судно  в 100-150 метрах по курсу движения. Американские самолеты, появились только  через 55 минут, когда кубинские истребители уже давно улетели. Кубинцы почти сразу извинились за произошедший инцидент, объяснив что «Floridian» ими  был ошибочно принят за флагмана контрреволюционной группировки "Альфа-66", которые осуществили два рейда против советских кораблей, прибывавших на Кубу. Кстати это был уже второй инцидент в течение месяца. Ранее 20 февраля кубинский МиГ так же произвел предупредительные выстрелы по курсу американского траулера «Ala» который в результате поломки мотора дрейфовал в кубинские воды. Поняв намек, экипаж траулера тут же связался с береговой охраной США, запросив о помощи. Вскоре эскадренный миноносец ВМС США подошел к злополучному траулеру, на чем инцидент завершился.

29 марта министерство иностранных дел СССР направило посольству США в Москве новую ноту протеста в связи с нападением на «Баку». Советское правительство снова возложило всю ответственность за последствия «пиратских действий кубинских контрреволюционеров» на правительство США. Но в отличие от ноты 27 марта, в этой была озвучена угроза задействовать советские силы, считай ВМФ для обеспечения безопасности: «…не может проходить мимо этих провокаций и вынуждено рассмотреть вопрос о принятии соответствующих мер для обеспечения безопасности советских торговых судов, совершающих рейсы на Кубу». 

Не желая вновь столкнуться с неприятной альтернативой, американская администрация вынуждена была предпринять меры по прекращению деятельности антикубинских группировок на  время.

31 марта 1963 г. министерство юстиции США которое возглавлял Роберт Кеннеди осуществили первые действия по прекращению подобных рейдов против Кубы. ФБР провели беседы с 18 кубинцами в Майами, которые были лидерами антикастровских групп чтобы они прекратили свою деятельность под угрозой ареста или депортации. США заручились поддержкой от англичан в предотвращении использования портов на  Карибских островах катерами группировки Альфа 66. В течение недели береговая охрана во Флориде, работая совместно с британскими офицерами на Багамских островах, захватили и арестовали ряд судов антикубинских группировок в том числе 31 марта, прежде чем они смогли напасть на советские корабли возле Кубы. Береговая охрана в районе Флоридского пролива получила дополнительно шесть самолетов и 12 полицейских катеров.

31 марта британские моряки из состава отряда полиции Багамских островов задержали у острова Норман Кеу (Norman Key) в 200 милях к северу от Кубы двухмоторный 35 футовый катер вооруженный пушкой и 2 станковыми пулеметами принадлежащий антикастровской группировке, на катере задержано 17 вооруженных кубинских эмигрантов которыми командовал майор Duque. Они планировали совершить нападение на советский танкер у берегов Кубы.

11 апреля 1963 г. Кеннеди написал Хрущеву о принятых мерах: «… мы принимаем меры, чтобы остановить эти нападения, которые в нарушают наши законы, и получили поддержку со стороны британского правительства в предотвращении использования их Карибских островах для этой цели.  Усилия нашего правительства по снижению напряженности нас, как вы знаете, вызвала много критики со стороны некоторых кругов в нашей стране. Но ни подобная критика, ни позиция части нашего общества не будет определять политику нашего правительства. В  частности, у меня нет ни намерения, ни желания вторгаться на Кубу ...»

Принятые меры привели к прекращению нападений на советские суда. Тем не менее, было решено ускорить процесс усиления ВМС Кубы.

В мае 1963 г. руководством бригады ракетных катеров был получен приказ от командующего нашими морскими силами на Кубе вице-адмирала Абашвили, приступить к обучению кубинских матросов по специальности, и подготовить катера к передаче кубинскому флоту. 30 мая семь РКА провели совместные учения с участием кубинского фрегата «Хосе Марти» к северу от Мариэля. 4 июня девять из 12 РКА провели военно-морские учения к северу от ВМБ Мариэль. Помимо ракетных катеров в них участвовали два кубинских эскортных корабля. Учения и базу посетил вице-адмирал Абашвили Георгий Семенович.

Капитана 1 ранга в отставке Зеленин Георгий Александрович, тогда связист балтийского дивизиона РКА, вспоминал: «Мне поручили вести группу кубинских матросов по специальности "радиотелеграфист". Перед началом занятий перед нами выступил Министр обороны Кубы Кастро и попросил нас научить кубинских моряков до уровня наших специалистов. В процессе обучения мы с ним встречались не раз. Для начала оборудовали радио-класс для изучения радиоаппаратуры, смонтировали радиостанции Р-607 и Р-609. Помощником у меня с кубинской стороны был лейтенант Освальдо Круус, который учился в Баку по артиллерийской специальности. По испански я тогда знал несколько слов (эста - это, резистор - передатчик, транзистор - приемник и др.), пришлось учиться "на ходу". Теорию не преподавал, только практические занятия по включению и настройке аппаратуры.

На ручках управления радиостанции стендовой аппаратуры наклеили кружочки с цифрами, обозначающими порядок настройки. Занимались по 8 часов в день, 2 месяца - на стендовой аппаратуре, а затем- на катерах. Занятия по приему на слух и передаче на ключе вел кубинский инструктор. Через 3 месяца учеба закончилась, матросы моей группы успешно сдали экзамены. С окончанием учебы нас поздравил Рауль Кастро.»

В июле 1963 г. была завершена программа обучения кубинских моряков. 3 августа 1963 г. состоялся акт официальной передачи Кубе первой флотилии советских ракетных катеров и вручения их подготовленным  кубинским экипажам. По этому случаю состоялся военно-морской парад, который принимал Ф.Кастро на флагманском корабле РВМФ яхте «Гранма». Экипажи РКА сошли на берег, сели в автомобили и отправились в порт Мариэль ждать возвращения домой. В августе 1963 г. почти все моряки балтийского  дивизиона ушли на теплоходе «Валентина Терешкова» в Союз. Начальник штаба балтийского дивизиона капитан 3 ранга М.Н.Громов с небольшой группой военнослужащих задержался на Кубе и  вернулся в Балтийск в ноябре 1963 г.

За образцовое выполнение специального задания Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30.10.1963 г. среди черноморских катерников были  награждены:

Орденом Ленина - капитан 1 ранга Шкутов Евгений Германович;

Орденом Красной Звезды - капитаны 2 ранга Нечай Арсений Михайлович, Новиков Лев Михайлович, капитаны 3 ранга Подопригора Иван Прокопьевич, Тонких Анатолий Александрович, Сажин Геннадий Владимирович, капитан-лейтенант Руденко Валентин Никитович (ком РКА);

медалью «За боевые заслуги» - старший лейтенант Пошивалов Николай Кирилович (ком РКА);

медалью «За отвагу» - мичман Сеничкин Михаил Иванович.

 

Розин Александр

Назад. Оглавление.   Вперед.

 

                                                                        На Главную.