На Главную.

 

Розин Александр.

 

                 СССР в строительстве ВМС Кубы.

                                                                              1  2  3  4  5  6  7  8  9

 

2. СССР в строительстве ВМС Кубы. Революционный флот до середины 1961 г., налаживание отношений с СССР.

 

31 декабря 1958 г. президент Батиста  и 50 сторонников бежал в изгнание в Доминиканскую Республику,  1 января 1959 г. еще около 500 кубинцев бежали в США.

1 января 1959 г. Фидель Кастро объявил о победе революции на  Кубе. Многолетняя борьба против диктатуры Батисты, поддерживаемого Белым домом, завершилась.

3 января 1959 г. Фидель Кастро назвал Мануэль Уррутиа в качестве временного президента и Хосе Миро Кардона, как премьер-министра.

8 января 1959 г.  Фидель Кастро и 5000 повстанцы приехали в Гавану.

16 февраля 1959 г. Фидель Кастро сформировал правительство в качестве премьер-министра.

Президент Мануэль Уррутиа подал в отставку 17 июля 1959 г., власть полностью перешла революционерам во главе с Фиделем Кастро. 

В мае 1959 г. в Гаване был принят Закон об аграрной реформе, положивший конец крупному помещичьему землевладению - латифундизму. Во второй половине 1959 г. кубинские власти утвердили Закон о контроле над полезными ископаемыми, в соответствии с которым компании США облагались 25% налогом от стоимости вывозимых металлов и минералов. Затем был принят еще ряд актов, значительно ограничивших американское всевластие в экономике Кубы.

14 августа 1959 г. правительство подавило восстание, около 4000 человек были арестованы по подозрению в причастности к восстанию. Доминиканская Республика обеспечивали военную помощь повстанцам.

6 июля 1960 г. был утвержден Закон о национализации предприятий и имущества американских граждан.

Ответом США стало экономическое эмбарго Кубы. Помимо открытых экономических санкций, американская администрация с начала 1960 г. приступила к подготовке насильственного свержения правительства Кастро.

 

После победы революции, отношение новой власти к военно-морским силам было доброжелательным, так как моряки неоднократно выступали против режима Батисты, в 1956 и 1957 гг.  Весь флот остался на Кубе, не претерпев никаких изменений. Президентская яхта «Wakitty» была переименована в «10 de Mario» (списана в середине 60-х годов).

Но командование флотом во главе с командующим флотом вице-адмиралом Родригесом Кальдерон, и часть офицеров флота в том числе адмирал Casanova бежало из страны в США в январе 1959 г. Да и с оставшимися офицерами и мичманами все было не так просто.

После победы революции генеральный директор Военно-морской академии капитан-лейтенант Гермес Карбальо (Hermes Carballo) был снят с должности и назначен в штаб Южного военно-морского округа. Академию возглавил капитан-лейтенант Фернандо Фернандес-дель-Рио (Fernando Fernández del Río). Бежавший в 1962 г. с грузового судна в Канаде Альберто Гутьеррес сообщал, что в феврале 1959 г. из кубинской военно-морской академии были уволены более 200 мичманов и торговых морских курсантов. Часть оставшихся были переведены в Морскую академию торгового флота (Merchant Marine Academy), которую закончили как штурманы торгового флота.

В середине августа 1960 г. по сообщению испанского дипломата, произошла конспиративная встреча ряда офицеров военно-морских сил и ряда военных и гражданских лиц.  Цель заговора, состояла в том, чтобы  захватить боевые корабли, поставленные на якорь напротив Casa Blanca в заливе Гаваны, после этого обстрелять  военные цели и уйти в США. Согласно испанскому дипломату, из всех кубинских родов войск, флот, наименее затронут "революционным очищением", "так как большая часть начальников осталась на постах, которые у них были до революции". С другой стороны, как указывал дипломат, похоже, что конспираторы не "обладают связями с большинством групп сопротивления".

Боеготовность флота была под большим вопросом из-за прекращения поставок запасных частей для кораблей, большая часть которых была в свое время приобретена в США.

А попытки революционного правительства приобрести оружие для защиты страны наталкиваются на противодействия США. 11-21 октября 1959 г. самолеты базирующиеся в США выполнили три нападения на кубинские сахарные заводы. Так как ВВС Кубы были в плачевном состоянии, были предприняты усилия купить самолеты в западных странах. Но 16 октября 1959 г. США потребовали от Великобритании, что та отказалась от плана продать реактивные истребители Кубе. Позже Великобритания объявила об отмене продаже, при этом заявив, что американское давление не имеет никакого отношения к этому решению.

С большим трудом кубинцам удалось договориться о закупке боеприпасов в Бельгии. Первый корабль с военным грузом прибыл на Кубу благополучно, а второй был уничтожен в ходе операции ЦРУ.

4 марта 1960 г. в  гаванском  порту  был  взорван  французский  пароход  «Ля  Кувр» (La Coubre, 4310 т.)  доставивший  76 тонн боеприпасов  купленных  в  Бельгии. Взрыв  вызвал  большие  разрушения, погибло  101 человек в том числе  6 французских моряков, а  209  человек было ранено. Ущерб  составил  15 млн. долларов.  Взрыв парохода «Ля Кубр» - одна из самых крупных диверсий, организованных ЦРУ США в его тайной войне против кубинской революции. Был применен метод двойного взрыва, первый взрыв произошел в тот момент, когда на нем полным ходом шла разгрузка боеприпасов, а второй спустя время, когда началась спасательная операция, этим и было вызвано большое число жертв.

Что   явилось   причиной   взрыва?    Предположение, будто   это - результат    беспечности   или   несчастного случая,   исключалось:   пароход   разгружали    опытные грузчики, не раз в прошлом имевшие дело с подобными материалами.    Осуществить    саботаж    в   присутствии многих людей, большой группы солдат Повстанческой армии, да еще среди бела дня, просто немыслимо. Обращал на себя внимание и тот факт, что взрыв произошел, когда началась разгрузка ящиков с гранатами общим весом в 30 тонн. Пожара на судне не было; взорваться в результате небрежного обращения   с   ними гранаты тоже не могли.  (Офицеры, специально выделенные Повстанческой армией, позднее произвели эксперимент: они подняли два уцелевших ящика с гранатами на самолете и сбросили их с 200-метровой высоты. Ящики врезались в землю на глубину более метра, но ни одна граната не взорвалась.) Стало совершенно очевидно:  катастрофу вызвал какой-то   взрывной   механизм, сработавший после того,  как были выгружены второй и третий ряды ящиков и рабочие принялись за четвертый...

Так, шаг за шагом тщательно исследуя обстоятельства взрыва, власти революционной Кубы пришли к заключению: диверсионный акт не мог быть подготовлен на Кубе, механизм, вызвавший взрыв, установили, по всей вероятности, еще в Антверпене, где пароход грузился. В этой связи не лишено оснований Предположение, что исполнителем диверсии могла быть террористическая организация   французских   «ультра» под  названием «Красная рука»: метод «двойного взрыва» излюбленный прием террористов из этой организации, главное, ее главари были связаны с ЦРУ США.

Впоследствии, через три с половиной года, произошел случай, который  подтвердил обоснованность предположения, что диверсия на «Ла Кубр» - дело рук агентов ЦРУ и подготовлена она в порту погрузки. В октябре 1963 г. группа сотрудников кубинской службы безопасности предотвратила взрыв на пароходе «Лас-Вильяс», доставившем товары из Италии. Среди грузов была обнаружена мощная бомба, начиненная динамитом, механизм взрывателя сработал, но бомба почему-то не взорвалась. Поскольку бомба оказалась в трюме судна, не оставалось сомнений в том, что ее подложили в порту погрузки - в Генуе.

Кубинское руководство обвинило в диверсии США. «Кто заинтересован в том, чтобы мы не получили оружие?..- спрашивал премьер-министр Революционного правительства.- Враги революции, ибо они не хотят, чтобы наша страна была в состоянии защищать свой суверенитет». К числу «заинтересованных» Фидель Кастро без обиняков отнес ответственных деятелей американского правительства.

Заявление Фиделя Кастро вызвало протест правительства США. Он был повторен затем в официальной ноте Вашингтона от 4 июня 1960 года. Однако оба документа не опровергали ни одного из обвинений, выдвинутых премьер-министром революционной Кубы. Да Вашингтон и не мог этого сделать: ведь на протяжении 14 месяцев империализм США добивался именно этой цели - обезоружить кубинскую революцию, оставить народ Кубы беззащитным.

Да и последующие действия подтвердили правильность выводов кубинского руководства. 26 июня 1960 г.  в  Гаване  были  взорваны  пороховые  склады  в  восточной  части  города. Погибло  2  и  ранено  200 человек.

Фактически действия американцев способствовали сближению Кубы и СССР. Когда в 1959 г. США объявили Кубе экономическую блокаду, на помощь ей пришли Советский Союз и его союзники. В тот же год пароход «Дмитрий Пожарский» под руководством капитана Р.И.Евграшкина стал совершать рейсы на Кубу с различными грузами. В  феврале 1960 г. во время визита в Гавану члена Политбюро ЦК КПСС А.И. Микояна было подписано первое советско-кубинское торговое соглашение. СССР брал на себя обязательства закупить на Кубе 5 млн. тонн сахара в течение пяти лет, обеспечивать Кубу нефтью и нефтепродуктами и предоставить кредит в 100 млн. долларов. 25 марта 1960 г. первый советский танкер доставил на Кубу 11 тыс. тонн нефти. Вслед за ним через океан потянулась цепочка танкеров под флагом СССР. Так началась перевозка нефти на Кубу.  Весной 1961 г. танкер «Свердловск» под  руководством капитана Г.Н.Федченко по просьбе правительства Кубы занимался перевозкой патоки между морского  портами республики, помогая стабилизировать работу сахарной промышленности. Советский Союз стал основным покупателем кубинского сахара, который США перестали приобретать у "взбунтовавшейся" страны. Суда Балтийского и Черноморского пароходств перекинули своеобразный мост между СССР и Кубой, по которому молодая республика в 60-е годы ежегодно получала 4-6 млн. тонн жидкого топлива, до 500 тыс. тонн хлебных грузов, 3-7 тыс. грузовых автомобилей и тракторов, строительную технику, пиломатериалы, удобрения и другие грузы. Обратными рейсами советские суда перевозили от 1 до 3 млн. тонн сахара-сырца.

 

Начало военного сотрудничества.

 

В начале  1960 г. еще до взрыва «Ля  Кувр» Че Гевара обратился к советскому представителю на Кубе А.И.Алексееву с вопросом о том готов ли Советский Союз оказать острову поддержку в случае экстренной ситуации. Вопрос о военном сотрудничестве неспешно рассматривался и только после диверсии в гаванском порту был частично разрешен. 29 марта 1960 г.  Президиум ЦК КПСС проинформировал чешское руководство, что «не возражает против оказания военной помощи Кубе». В начале июня 1960 г. на Кубе побывал глава чешской организации по экспорту оружия.

6 июля 1960 г. в Гавану прибыло советское торговое судно «Жан Жорес» доставившее помимо пшеницы, удобрений,  по крайней мере 10 000 чешских винтовок и автоматов, принятых на борт в румынском порту Констанца. Помимо оружия по чешскому контракту, на судне привезены 4-5 советских вертолетов Ми-4, контракт о поставке которых был подписан в мае 1960 г.

В июле 1960 г. в Москву  с визитом прилетает Рауль Кастро. Этот визит завершился подписанием коммюнике, в котором определялись долгосрочные военные обязательства СССР по отношению к Кубе. В ходе переговоров Н.С. Хрущев заявил, что «СССР с народом Кубы и протягивает ему руку помощи», случае необходимости, добавил советский премьер, «советские артиллеристы смогут поддержать кубинский народ своими ракетами». На следующий день Че Гевара, сославшись на договор с Москвой, заявил, что Кубу «защищает» Советский Союз, «величайшая военная держава в истории». Особой тайны из этого не делали, в июле 1960 г. СССР дважды - 9 и 16 июня - предупреждал администрацию США о готовности оказать Кубе необходимую помощь, в том числе и военную.

В начале августа два видных чиновника Главного инженерного управления Государственного комитета по внешним экономическим связям (ГИУ ГКЭС) которые осуществляют поставки военного имущества за рубеж, были замечены в Гаване. Один из них глава ГИУ ГКЭС генерал-полковник М.А.Сергейчик,  второй Леонид Ястребов, ответственный за отправку грузов от Черноморских портов. Ястребов на тот момент  уже более шести лет был связан с экспортом советских военных грузов в Индонезию, Египет, Сирию, и вот теперь - на Кубу.

В августе 1960 г. первая группа советских военных специалистов в количестве 21 офицера под руководством А. А. Дементьева прибыла на Кубу. Советские военные специалисты совместно с кубинскими военнослужащими сооружали объекты оборонного назначения, создавали системы противовоздушной и противодесантной обороны, отрабатывали оперативно- тактическую документацию. При активной помощи советских генералов и офицеров начали функционировать военно-учебные заведения, в частях и на кораблях созданы центры обучения солдат, сержантов, матросов и старшин. С целью скорейшего обеспечения растущей потребности в высококвалифицированных командных и инженерных кадрах СССР взял на себя обязательство по обучению определенного контингента офицерского состава РВС Кубы. Учебный центр по подготовке танкистов, артиллеристов, зенитчиков дислоцировался на базе воинской части в городе Манагуа. Возглавляли учебные группы танкистов П. А. Чулков, артиллеристов- А. А. Вяткин. За этот период было подготовлено свыше одной тысячи восьмисот кубинских офицеров, сержантов, солдат для танковых, артиллерийских частей и подразделений ПВО. Многие из них получили боевое крещение в боях на Плайя-Хирон. 

6 сентября 1960 г. первый груз советского оружия прибыл в Гавану на борту теплохода «Илья Мечников». Среди 4.000 тонн грузов было по крайней мере 10 танков  T-34,  100 зенитных орудий, боеприпасы для стрелкового оружия, радар и так далее. Часть оружия, была из чешского контракта.

23 сентября теплоход «Солнечногорск»  доставил вторую партию военных грузов из СССР, в том числе 5-6 вертолетов.

Поставки вооружений для кубинской армии из СССР продолжались. Третью партию военных грузов доставил 1 октября теплоход  «Сергей Киров»  в небольшой порт в 38  милях к западу от Гаваны. Груз включал очень большие ящики, некоторые из которых были перемещены на авиабазу. 9 октября в Гавану военный груз доставил «Николай Бурденко», 22 октября судно «Аткарск», среди 8.000 тонн грузов доставила 2.400 тонн военного снаряжения.

До разрыва дипломатических отношений с Кубой последний американский военно-морской атташе в Гаване коммандер Д.Х. Флойд активно отслеживал прибытие и убытие судов советского блока и их грузы, для чего использовал свою сеть информаторов, в которую входили кубинцы, недовольные новой властью, военные атташе других стран и проститутки.   Все это не могло нравиться американцам.

Военную и гражданскую поставку необходимо было защищать, ведь враги новой власти развязали войну против Кубы, используя в ней помимо диверсий и самолетов, быстроходные катера и различные суда.

 

 

 

Розин Александр

Назад. Оглавление.   Вперед.

 

                                                                        На Главную.