На Главную.

 

Розин Александр.

                              

 

Горячее Красное море. ВМФ СССР в боях у берегов Эфиопии в 80-х – 90-х годах.

 

В конце 80-х годов в советских газетах было много публикаций о боевой службе наших кораблей, обеспечивавших безопасность судоходства в водах Персидского залива во время ирано-иракской войны. Благодаря присутствию наших кораблей ни одно из советских судов, шедших в конвоях, не было атаковано и нашим боевым кораблям ни разу не пришлось применять оружие для их защиты.

И в тоже время страна не подозревала, что рядом с Персидским заливом, в Красном море, наши моряки вели боевые действия с «москитным» флотом эритрейских сепаратистов, которые старались сорвать снабжение Эфиопии со стороны СССР и их союзников. Впервые советские люди узнали о существовании советской ПМТО на островах Дахлак уже после закрытия оной в мае 1991 года из публикации газеты «Известия», а о том, что в том районе советские корабли вели там настоящие бои - и того позднее. Так что тема участия ВМФ СССР в боевых действиях в Красном море ещё ждёт своего подробного освещения, и данная публикация – попытка систематизировать то немногое, что пока опубликовано. Персональная благодарность тем, кто рассказал о своей службе на кораблях в Красном море - Кривобок Николаю и Жилкину Олегу служившему на «ПД-66», Циганию Алексею Ивановичу и Блинкову Геннадию Романовичу с плавбазы «Иван Колышкин», Саламатову Алексею с плавбазы «Иван Кучеренко», Горчакову Александру Владимировичу с плавмастерской «ПМ-156», Стрижак Евгению капитану «РБ-225», Фролову Юрийю Сергеевичу с танкера «Иман», Серпуховитину Виталию Евгеньевичу и Заброцкому Николай Ивановичу с артиллерийского катера «АК-312», Прокопчику Андрею, Балушкину Михаилу Юрьевичу и Гайдай Василию Викторовичу с «ТКА-72», Сарапулову Сергею с «СХ-500», Сергею Соболеву с «МВТ-23»,  Иванову Василию с «ПМ-52», Баслык Валерию Владимировичу капитану 3 ранга,  Королеву Валерию Ивановичу капитану 1 ранга.

 

1  2  3  4  5  6  7

 

 

 

1. ПМТО на оокра (архипелаг Дахлак).

2. СССР создает новый флот  Эфиопии.

3. ВМФ СССР в начале восьмидесятых годов в Красном море.

4. Война набирает обороты.

5. Боевые действия на Красном море в 1990 г.

6. Финал. (Горячий «курорт» - да вы там просто отдыхали.)

7. Конец эфиопского флота.

 

 

1. ПМТО на оокра (архипелаг Дахлак).

 

Создание ПМТО на оокра (архипелаг Дахлак).

 

Еще в мае 1977 г. во время официального визита в Москву руководитель Эфиопии Менгисту Хайле Мариамом в обмен на военную помощь обещал предоставить СССР в качестве военно-морской базы эфиопский порт Массауа. Руководство ВМФ СССР отлично отнеслось к этому предложению, особенно оно стало заманчивым после разрыва отношений с Сомали и потерей ПМТО в порту Бербера. Но порт Массауа  был плотно блокирован эритрейскими «сепаратистами», а второй эфиопский порт  Асэб был слишком мал, к тому же через него шел весь грузопоток в страну. Тогда чисто умозрительно по картам и лоциям выбрали архипелаг Дахлак в Красном море. Но что он из себя представляет - не знали.

Архипелаг Дахлак располагается в юго-западной части Красного моря недалеко от города Массауа. Считается, что название архипелага происходит от арабского «Dah’ala», которое переводится как «ворота ада». Архипелаг составляют два крупных (Дахлак Кебир, около 750 км2 и Нора, около 130 км2) и 124 небольших острова. Только на четырёх островах архипелага постоянно проживает население. Жители архипелага говорят на языке дахлик. По мнению Э. Уллендорфа (Edward Ullendorff), обитатели островов Дахлак приняли ислам одними из первых в Восточной Африке, о чём свидетельствует ряд надгробий с куфическими надписями. В VII веке на архипелаге возникло независимое мусульманское государство. Однако впоследствии острова были завоёваны Йеменом, затем с перерывами негусом Эфиопии, затем малыми княжествами Абиссинии и около 1559 г. - турками-османами, которые подчинили острова паше в Суакине. В конце XIX века острова вошли в состав итальянской колонии Эритрея, которая образовалась в 1890 г. На острове Нокра итальянской колониальной администрацией была создана тюрьма. Через воды Дахлака проходили морские пути контрабандного снабжения оружием эритрейских сепаратистов.

Для проведения рекогносцировки в Эфиопию была направлена военная делегация экспертов, которую возглавил первый заместитель начальника Главного штаба ВМФ адмирал Петр Николаевич Навойцев. В состав рекогносцировочной группы входил главный эпидемиолог ВМФ Юрий Николаевич Носов. Входивший в состав делегации капитан 1 ранга Олег Дунаев вспоминал: «В Эфиопии нас встретили далеко не с распростертыми объятиями: командование эфиопских ВМС состояло сплошь из офицеров, получивших подготовку на Западе, и относились они к нам, мягко говоря, недоверчиво. Но уклоняться от переговоров не посмели: тогдашний диктатор Эфиопии Менгисту, провозгласивший «социалистический выбор», был крут на расправу.

После того, как делегация получила принципиальное согласие на развертывание ПМТО, мы попросили показать нам архипелаг. Добраться до него можно было только через столицу Эритреи Асмару, которая находилась в блокаде. Летели туда на каком-то крохотном «брезентовом» самолетике, ведомом эфиопом. Когда пролетали над кольцом окружения, сепаратисты открыли бешеный огонь из стрелкового оружия, в крыльях появились пробоины. Однако нам повезло, летчику удалось прорваться, и вскоре самолет благополучно «плюхнулся» прямо на главную улицу Асмары. Переночевали в отеле, где не было ни воды, ни света, зато в изобилии имелось вино и прочие деликатесы. Даже лицо и руки за неимением ничего другого пришлось мыть… во французском шампанском!

Ранним утром вылетели на архипелаг, эритрейцы на этот раз нас «прохлопали». Покружившись над разбросанными по морю безжизненными клочками суши, решили садиться на самый крупный из островов - Дахлак. Он представлял собой плоскую, как блин, песчаную поверхность, кое-где «приподнятую» барханами и чахлыми рощицами финиковых пальм. При итальянцах здесь была каторга, на острове даже сохранились остатки тюремных построек и стен. Местечко, прямо сказать, невеселое.

Затем решили осмотреть остров Нокра, где изрезанность берега и глубины позволяли установить плавучие причалы и док, а также принять плавмастерскую. То есть это место было вполне подходящим. Правда, в душе мы лелеяли мысль, что, когда будет освобожден Массауа, ПМТО удастся перевести туда. Уверенность в этом подкрепляло сосредоточение на архипелаге десантной дивизии правительственных войск, готовящихся захватить порт.

Сообщив эфиопам о результатах рекогносцировки и своем выборе, возвратились в Москву. Там я сразу приступил к разработке проекта соглашения, в котором учитывались все наши потребности, а также поправки и пожелания, внесенные местной стороной.

В начале 1978 года делегация практически в том же составе вылетела в Аддис-Абебу для подписания соглашения. Переговоры шли довольно успешно, удалось достичь согласия почти по всем пунктам, но вдруг перед самым финалом эфиопы потребовали изменить статью об уголовной ответственности наших военнослужащих за преступления, совершенные в период пребывания в Эфиопии. Наш вариант, естественно, предполагал, что они подлежат советской юрисдикции. Оппоненты настаивали на ведении этих дел местными органами юстиции.

Достигнутое по основным вопросам согласие грозило рухнуть. Заместитель начальника Главного штаба ВМФ  П. Навойцев колебался. Все члены делегации доказывали ему, что нельзя подписывать соглашение по эфиопскому варианту. Однако адмирал посчитал, что основная задача - создание ПМТО - решена. Поэтому настоял на подписании документа. Наши доводы и уговоры остались без внимания.

После подписания соглашения состоялся прием. Я же, как обычно это делалось, отправился в соседнее помещение накладывать на подписанные тексты сургучные печати. Но тут зашел наш руководитель и приказал ехать на КП главного военного советника, где была ВЧ-связь, узнать, что есть для нас из Москвы. Я связался с оперативным дежурным Главного штаба ВМФ, и он сразу сказал: «Вам подписывать соглашение запрещено». В ответ я только пролепетал: «А мы его уже подписали». «Ну, пеняйте на себя!» Делегация улетала в Москву с подписанным соглашением, но всех угнетала мысль: что нас ждет?

…В аэропорту Шереметьево нас ожидала целая «следственная» комиссия. Рассадили по разным углам и стали дотошно допрашивать: кто чего говорил, делал и т. п. Не знаю, что выслушал впоследствии Петр Николаевич Навойцев, для него это был тяжелый период. Дня через три после прилета, ночью, у меня на квартире зазвонил телефон, и знакомый «шаляпинский» голос (Навойцева за глаза называли за хриплый бас Шаляпиным) прорычал: «Немедленно поезжайте в Генштаб и делайте все, чтобы изменить эту проклятую статью. Машину высылаю».

В Генштабе пришлось выслушать массу нелицеприятных слов в адрес Военно-морского флота и в свой лично. Однако удалось выяснить, что нам «крупно повезло» - на днях в Москву приезжает министр обороны Эфиопии и Генштаб намерен предложить ему изменить дискредитирующую нас статью.

К утру я написал дополнение к соглашению, отпечатал его на специальной «договорной» бумаге и передал офицеру - направленцу 10-го Главного управления Генштаба. Навойцев, выслушав мой доклад, приказал: «Держите на непрерывном контроле». Через некоторое время мы узнали, что дополнение к соглашению подписано и вступило в силу. Так закончился этот печальный и в определенной степени позорный инцидент, послуживший нам хорошим уроком на будущее.»

База  изначально  предназначалась  для  ремонта  советских  подводных  лодок  оперирующих  в  зоне  Индийского  океана, а потом  была  переоборудована  для  восстановления  кораблей ВМФ  СССР.  Тянуть с освоением ПМТО не стали. Уже в первой половине 1978 г. на Дахлак был доставлен док «ПД-66». Механик 168 дивизиона спасательных судов Черноморского флота Игорь Рябинкин находившийся тогда на спасательном судне «СС-21»  вспоминает: «Мне пришлось делать расчеты на буксировку и постановку дока в месте новой дислокации на островах архипелага Дахлак. Ранее я не занимался подобными инженерными расчетами, и мне пришлось изрядно попотеть над ними. На судне были все необходимые руководящие документы и справочники специалиста АСС, с помощью которых я и произвел их. Послали мои расчеты телеграммой в Главный штаб ВМФ. Там специалисты проверили их правильность и согласились. По ним расставляли суда возле дока, буксировали его и устанавливали для работы на Дахлаке. Во время буксировки Баб-эль-Мандебским проливом произошел опасный случай. Караван имел общую длину в одну милю. Как известно, в проливе одновременно в обоих направлениях движутся сотни различных судов, и следует соблюдать особую осторожность, чтобы избежать столкновения. И надо же так случиться, что на самом важном участке пролива на "МБ-19" вышла из строя главная энергетическая установка. Застопорить ход нельзя, караван продолжает медленно, но идти вперед, а буксирный трос морского буксирного судна все больше провисает и грозит намотаться на винт СС-21. Спасатель начинает проходить мимо буксира и ему уже ничего не остается делать, как отдать буксирный трос "МБ-19". Но тут на буксирном судне удалось ввести в действие главные механизмы, он дал ход, постепенно выкрутился и занял свое место в строю.

Когда начали буксировать док между островами архипелага Дахлак, гидрографы совершили ошибку и указали путь гораздо правее оси наибольших глубин. Капитан 2 ранга В. Васильев и командир СС-21 В. Асламов проанализировали указанный маршрут и отказались следовать по нему. Шли по оси наибольших глубин указанных на картах и привели док к месту постановки без происшествий. Гидрографы доложили командиру эскадры, что эти командиры, не выполнив их рекомендаций, подвергли суда каравана опасности, тот назначил расследование. Для его проведения прибыл начальник штаба эскадры капитан 1 ранга М. Хронопуло. Под его руководством провели промеры глубин по указанному гидрографами маршруту. В результате на указанном маршруте обнаружили опасные отмели и камни под водой и движение по рекомендованному пути наверняка вело к катастрофе. Командир эскадры поблагодарил капитана 2 ранга В. Васильева и капитана 3 ранга В. Асламова за бдительность и объявил им благодарность.» За выполнение задач похода «СС-21» в Красное море командира 162 дивизиона спасательных судов капитана 2 ранга В. Васильева, секретаря парткома дивизиона Г. Ганзий, механика 168 дивизиона спасательных судов  Игоря Рябинкина и нескольких членов экипажа спасательного судна СС-21 наградили орденами Красной Звезды и другими правительственными наградами.

 

Функционирование 933 ПМТО (в/ч 90245) оокра (архипелаг Дахлак, Эфиопия).

 

В 1978 г. на  основании  межправительственных  соглашений  на  острове Нокра  в  архипелаге Дахлак  был  создан  пункт - материально  технического  обеспечения (ПМТО). Плавучий  док  «ПД-66» подъемной  силой в 8,5 тысяч  тонн  выведенный в ноябре 1977 г. из Берберы (Сомали) в Аден, был приведен в первой половине 1978 г. на остров Нокра (архипелаг Дахлак). Он был установлен  в самом начале бухты Губейт-Мус Нефит острова Нокра на мертвые якоря - это такие бетонные блоки.  Вслед за ним на базу начали прибывать вспомогательные суда и корабли для обеспечения функционирования базы. В 1978 г. прибыли с Черноморского флота, морской водоналивной транспорт «МВТ-23» пр. 1844В, и новый мощный буксир проекта 745 «МБ-304» (только 29 июля 1977 г. у стенки Ярославского ССЗ на нём был поднят военно-морской флаг). В 1980 г. отдельный мобильный инженерный батальон - ОМИБ ЧФ  выполнил работы по созданию пункта маневренного базирования с установкой двух плавпричалов с системами электро и водоснабжения.  ПМТО созданный с нуля, стал принимать вид, небольшой базы. Функционировали причалы, среди  них  два  плавучих, плавучая мастерская (они периодически менялись), судоремонтная  база, хранилища топлива и воды, склады, вертолетная площадка, социальная  инфраструктура.  Помимо плавучего дока на базе  постоянно базировалось приведенные из состава Черноморского флота суда: морской водоналивной транспорт «МВТ-23» пр. 1844В ЧФ прибывший сюда в 1978 г.,  судно-хранилище (плавучий склад) «СХ-16» ЧФ пр.814, рейдовый буксир «РБ-225» пр.737К ЧФ. На вспомогательных судах постоянного базирования, экипажи их обслуживавшие периодически менялись. Это были, по крайней мере, в 1981-1984 гг. гражданские экипажи из состава 31 бригада судов обеспечения ТОФ, а если точнее в/ч 31085. Кроме них на базе естественно базировался еще целый ряд кораблей и судов вспомогательного флота (плавмастерские, плавбазы, морские буксиры, водолазные суда, противопожарные катера) обслуживавших базу и корабли эскадры, но они периодически сменялись. Воду и топливо доставляли танкеры несущие боевую службу там, в том числе «Иман» ЧФ,  «Олекма» и «Шексна» с БФ, «Алатырь», «Борис Бутома» ТОФ, грузы доставляли транспорты «Армения» (порт приписки Находка), «Карадаг» (Керчь), «Уфа» (Севастополь), «Василий Головнин» (Севастополь).

Уделялось внимание и обеспечению безопасности базы. Для охраны ПМТО в феврале 1980 г. на базу на тихоокеанском  БДК «Николай Вилков» были доставлены десантники с вооружением две ЗСУ-23-4 "Шилка", взвод охраны на БТР-60ПБ. В дальнейшем морские пехотинцы (иногда и с Черноморского флота) периодически примерно раз в полгода сменяли друг друга. Для их доставки и обеспечения здесь периодически находились десантные и танкодесантные корабли. При этом десантные корабли не находились постоянно на ПМТО, высадив боевую десантную группу они выполняли задачи боевой службы в составе 8 оперативной эскадры, периодически заходя на базу. Летом-осенью 1980 г. БДК «Иван Рогов» находился здесь во время визита Главкома ВМФ СССР, в декабре 1980-1981 гг. - БДК «Томский комсомолец» доставивший очередную БДГ, в 1981 г. БДК «Крымский комсомолец» ЧФ, «Иван Рогов», в 1981-начало 1982 гг. БДК «Сергей Лазо», в 1982 г. БДК «50 лет шефства ВЛКСМ» (в марте он доставил из Владивостока до оокотра три сменных гражданских экипажа в/ч 31085 для «МВТ-23», «РБ-225» и «МУС», от Сокотры до Нокры они добирались на БМРТ «Акустик», а в  декабре возвращаясь в Союз вез дембелей), в 1983 г. БДК «Николай Вилков»,   в 1985-1986 гг. «БДК-101», в июле 1986 г. БДК «50 лет шефства ВЛКСМ», осенью 1988 г.  ТДК прибывший с базы на оусский, сменил на БДК,  во второй половине 1989 г. тихоокеанские БДК с бортовыми номерами 077 и 079 сменяли друг друга,  с 9 февраля по 13 июня 1990 г.  «БДК-50», с июня  по декабрь 1990 г. «БДК-14», с декабря 1990 г. по февраль 1991г.  «БДК-101». 

С февраля 1985 г. и до оставления базы боевые группы ПДСС ОВР ЧФ сменяя друг друга каждые 9 -10 месяцев вели противодиверсионное обеспечение ПМТО.  А для  защиты  базы от флота сепаратистов с  июня 1988 г. и до ухода в феврале 1991 г.  на  острове Нокра  постоянно  базировался  один  артиллерийский  катер.

База работала в полную силу, визитерами были эсминцы, БПК, БДК, тральщики, сторожевые корабли, практически все заходили на ремонт и чистку в док, плавмастерская осуществляла необходимый ремонт, помимо наших и эфиопских кораблей ремонтировали в середине 80-х годов два РКА пр.205У ВМС НДРЙ (один из них № 118), а в 1988 г. торпедный катер ВМС Сейшельских островов. Так как база создавалась первоначально для обслуживания  подводных лодок, они тоже были частыми гостями, но с обострением обстановки в районе их визиты прекратились и в 1988 г. они уже не ходили на базу.  Вот только несколько известных мне пока посещений базы АПЛ ТОФ:

В 1980-1981 гг. ПЛАРК пр.675 «К-175» (к-2р. А.Ф.Крылов), в 1981 г.  ПЛАРК пр.675 «К-204» (к-1р. Чернышев А.А.), осенью 1981 г. ПЛАРК пр.670 «К-43» с 305 экипажем капитан 2 ранга Дорогин В.Ф. В мае 1982 г. ПЛАРК пр.675 «К-204» (к-2р. Орсагош Е.В.), в 1982 г. АПЛ пр.671РТМ «К-247» (к-2р. Ю.В.Кириллов)  в ходе испытаний по прибытию на Дахлак  на «К-247» вывели из действия ГЭУ, а затем вновь ввели в действие.  В 1984 г. 10 суток ПЛАРК пр.670 «К-325» с 305 экипажем под командованием Ю.Н.Сысуева. В сентябре 1985 г. ПЛАРК пр.675 «К-175» (к-2р. Кондаков).

ПМТО обслуживал не только подводные лодки ТОФ,  но и АПЛ СФ которые несли многомесячные боевые службы в Аравийском море с февраля 1979 года и по 1981 год, следя за обстановкой вокруг Персидского залива. Осенью 1980 г. там на АПЛ пр.671 «К-369» были проведены ремонтные работы после того как ПЛ в надводном положении своими выдвижными устройствами ударила под надстройку танкера «Ахтуба» (б. «Пекин») СФ.  В 1981 г. «К-513» пр.671РТ СФ во время шестимесячной БС в р-не Красного моря через три месяца после начала похода в пункте базирования на о-ве Дахлак произвела смену первого экипажа вторым. Экипаж под командованием кап. 1 ранга В.А. Масалова вернулся в СССР на борту БДК «Иван Рогов».

При обслуживании атомных подводных лодок произошло несколько инцидентов, которые усложняли работу базы. В 1981-1982 гг. при очередной швартовке АПЛ затонул прямо посредине бухты буксир «РБ-95» (или «РБ-225»???). Лодка дала ход и потянула за швартовые концы корму буксира, корма ушла под воду и соответственно буксир тоже, экипаж успел прыгнуть за борт. Через сутки при помощи тросов и якорей БДК, буксир подняли до уровня поверхности воды и завели на стапель плавдока. Весь экипаж 15 дней чистил, разбирал и собирал все узлы буксира. Другая авария имела более серьезные последствия. 29 сентября 1985 г. на «К-175» (к-2р. Кондаков) при проведении ППО и ППР в пункте маневренного базирования  из-за неправильных действий личного состава произошла разгерметизация активных зон реакторов, что привело к резкому ухудшению радиационной обстановки в реакторном отсеке. Была сброшена аварийная защита обоих реакторов. Обеспечение "К-175" электроэнергией производилось от дизельгенератора и судов обеспечения. В результате происшествия пострадали 137 человек. Контроль в районе аварии проводили еще несколько лет, при этом не раскрывая факта аварии. Старшина радиохимиков плавбазы «Иван Колышкин» Циганий Алексей Иванович лично в этом участвовавший в мае 1988 г. и марте 1989 г., так вспоминал об этом: «Мы как радиохимики отобрали порядка 10 проб земли, растений воды. И когда провели обследование, то обнаружили слабые следы радиоизотопов йода и стронция характерные для атомного реактора, потому что искали мы совсем другое, об аварии на тот момент мы не знали и когда брали пробы нам сказали что возможно французы в войне в Чаде использовали тактические ядерные заряды и следы их использования мы искали. Такие же исследования мы провели в марте когда шли обратно.»

Непростой была  навигационная ситуация в районе архипелага Дахлак и у ПМТО. Здесь, на незначительном удалении от берегов находилось много мелких безлюдных островов, а в водной глади скрывались подводные опасности - рифы, отмели и каменные банки. Это вместе с новизной района действия приводило к навигационным происшествиям. В 1980-1981 гг. ПЛАРК пр.675 «К-175» (к-2р. А.Ф.Крылов) при заходе в ПМТО села на мель, через 9 часов с мели самостоятельно снялась, ничего при этом не повредила.  В конце 1981 г. тихоокеанская плавбаза «Иван Кучеренко» сменяла находившуюся на ПМТО однотипную плавбазу «Иван Колышкин» с Северного флота. При подходе ночью к месту стоянки, плавбаза села на мель, буксиры не могли ее стянуть, пока не начался прилив. На следующий день осматривая днище корабля обнаружили что была повреждена гидроакустическая антенна и затоплен пост. Осенью 1988 г. из-за поломки гирокомпаса сел на рифы «АК-312».

 

933 ПМТО (в/часть полевая почта 90245) оокра командовали:

Оборонко Иван Евсеевич - капитан 1 ранга. (1979)

Пляшечник Владимир Александрович - капитан 1 ранга. (1983,1984)

Пленков Борис - капитан 1 ранга. – 1990 г.

Вялов А. - капитан 1 ранга. 1990-02.1991 г.

 

Постоянно на ПМТО базировались:

- Док «ПД-66» в 1981 г. командиром его был капитан 2 ранга Сайпулаев, затем его сменил капитан 2 ранга Касьян Николай Филиппович (1983), а того в свою очередь сменил капитан 2 ранга Ласарейшвили (1985).  Часть моряков срочников составлявших экипаж плавдока отправлялись из Владивостока через Индийский океан в основном на боевых кораблях, шедших на БС в Индийский океан, а часть через Севастополь и Суэцкий канал на кораблях вспомогательного флота. Так пополнение, прибывшее в декабре 1983 г. пришло с ЧФ на поисково-спасательном корабле пр. 596П «Баскунчак», а возвращалось оно в июне 1985 г. на однотипном судне «Тамань» в Севастополь.

- Судно-хранилище (плавучий склад) «СХ-16» ЧФ пр.814

- Судно-хранилище «СХ-500» 1987-1991гг.

- Морской водоналивной транспорт «МВТ-23» пр. 1844В ЧФ 1978-1988 гг. 03.1982-1983 гг. капитан Ермилов Сергей Васильевич.

- Рейдовый буксир «РБ-225» пр.737К ЧФ (1982)-(1988) Командиры - Малюков Александр (1982),  Князев Юрий, его сменил Дорошко – 1987 г., его сменил с 06.01.1987 г. по 06.02.1988 г. Евгений Стрижак, в феврале 1988 г. его сменил Максимов.

- МУС (мусоросборочное судно) - капитаны - Мартыненко Александр (1982-1983),  Крохмаль Александр (капитаном судна там был 32 месяца).

 

Вспомогательные суда периодически менявшиеся на ПМТО:

- Противопожарный катер «ПЖК-45» пр.364 (180 тонн) ЧФ (в конце 1990 г. находился там)

- Водолазное морское судно «ВМ-154» пр.535 (300 тонн) ЧФ В 1985 г. и 1986 г. выполняло задачи боевой службы в Красном море. Третья БС в Красное море на архипелаг Дахлак  длилась 14 месяцев с мая 1988 г. по  июль 1989 г.

- Водолазное морское судно «ВМ-416» пр.535 (300 тонн) ЧФ находилось на БС во второй половине 1989 г. (июнь-декабрь).

- Водолазное морское судно «ВМ-413» пр.535 (300 тонн) ЧФ Судно дважды выполняло задачи боевой службы в Красном море в районе архипелага Дахлак (одна из них в период 1987-1988 гг). На счету судна десятки отремонтированных и введенных в строй кораблей, судов и подводных лодок. Ушло с архипелага в  1991 г. при эвакуации.

- Морской буксир «МБ-304» пр.745 ЧФ 1978- *, другая БС в 1984 г., еще одна в 1990 г.

- Морской буксир «МБ-26» пр.745 ТОФ. 1981-1982 гг.

- Морской буксир «МБ-105» пр.714 ТОФ 1982- 09.1983 гг.

- Плавмастерские:

Плавмастерские, а это были корабли проекта 304 построенные в Польше, периодически менялись, в среднем каждая находилась там по году. Точных сведений нет, пока получилось примерно такой расклад.

1978-1981 гг.  «ПМ-52» (в 1977 г. принята корабельной командой в Польше, командир корабля капитан 3 ранга Лисин. Из г. Балтийска совершила переход через Атлантику, Суэцкий канал, в Красное море к оокра.  За период службы сменилось три командира: капитан 3 ранга Лисин, капитан лейтенант Котов, капитан 3 ранга Нагирвадзе.)

05.1981-1982 гг. «ПМ-129», оттуда ушла на ремонт в Гдыню (Польша). (В 1982-1983 гг. командиром был капитан 2 ранга Золотухин Василий Павлович)

1982-27.03.1984 гг. «ПМ-52» (командир до весны 1983 г. Дворников, с весны 1983 г. по весну 1984 г. Кудряшев, а с весны 1984 г. перед самым уходом опять Дворников)

02.1984-08.1985 гг. «ПМ-129» БС в Индийском океане - Дахлак. На БС шли из Лиепаи куда перешли после ремонта из Гдыни (ПНР), по окончании вернулась на Камчатку.

1985-1986 гг. «ПМ-15» - Дахлак.

****

1987- осень 1988 гг. «ПМ-156» (командир капитан 3 ранга Ильин Евгений Анатольевич, начальник мастерской капитан 3 ранга Меженцев, главный инженер Смирнов Борис Сергеевич, командир БЧ-5 капитан-лейтенант Гавриленко Вячеслав, помощник командира Рудин Александр Германович), оттуда ушла на ремонт в Гдыню (Польша), старший на переходе в Польшу  капитан 3 ранга Аркадий Павлович Чугуев.

Осень 1988- *** гг. «ПМ-129» - Дахлак. Старший на переходе до ПМТО капитан 3 ранга Аркадий Павлович Чугуев.

***-  во второй половине 1989 гг.  «ПМ-26» ЧФ (капитан Айрьян, старпом Аксенов).

Со второй половины 1989 - 07.1990 гг. «ПМ-97» 

07.1990- 02.1991 гг. «ПМ-129» (командир капитан 3 ранга Р.Балданов). 

 

- Плавмастерские:

Первоначально помимо плавмастерской в базе находились и периодически менялись плавучие базы по обслуживанию подводных лодок, которые несли службу в составе Индийской эскадры.

«Иван Колышкин» пр.1886 СФ ***- конец 1981 г.

«Иван Кучеренко» пр.1886 ТОФ конец 1981 г. - весна 1982 г. За время нахождения там корабля от несчастного случая погиб электрик плавбазы, его отправили в Севастополь, с идущим туда кораблем управления.

 «Иван Вахромеев» пр.1886 ТОФ весной 1982 г., но из-за проблем через пару месяцев возвращена на базу.

Плавбаза СФ осень 1982-*** гг.   

«Волга» пр.1886 ЧФ  ***- 1984 гг.

«Иван Колышкин» пр.1886 СФ 1984-1985 гг. (из Полярного вышли в сентябре 1984 г., а вернулись в сентябре 1985 г.)

«Иван Вахрамеев»  пр.1886 ТОФ 1985 г. ?      

 

Розин Александр.

 

Оглавление. Вперед.                                     

 

                                            

На Главную.