На Главную.

 

Розин Александр.

                                                                                             СКРЫТО ВОЛНАМИ.

 

                                                                                                              «Для этой работы нужно быть немножко негодяем».

                                                                                                              Высказывание сотрудника МИ-5 Уильяма Скардона о

                                                                                                              Сикрет Интеллидженс Сервис.

                                                               

                        

 

                         29 октября 1955г в 1час 30 минут закованный в броню корпус линкора "Новороссийск" содрогнулся от мощного двойного взрыва в тихих водах Севастопольской бухты и уже в 4 часа 45 минут перевернулся килем вверх, став братской могилой для 608 моряков.

                        Вероятно мы никогда не узнаем были ли причастны западные спецслужбы к трагической гибели линкора "Новороссийск", прямых доказательств нет, а косвенные построены на предположениях и слухах. Специальная правительственная комиссия под председательством зампредсовмина В.А.Малышева, расследуя обстоятельства гибели линкора, к определенному точному ответу причин катастрофы не пришла и остановилась на версии гибели судна от немецкой мины, оставшейся в иле на дне бухты со времен войны, так как это устраивало большинство руководителей флота. Версия о причастности к гибели корабля диверсантов была оставлена без особого внимания, а Главнокомандующего ВМФ Н. Г. Кузнецова, сказавшего, что причиной гибели "Новороссийска" стала диверсия, уволили со службы и понизили в звании, хотя он несколько месяцев из-за болезни уже не руководил флотом.

                       Причастны или нет спецслужбы к гибели линкора? В октябре 1992г на пресс конференции, в ходе визита в Россию, главнокомандующий ВМС Италии адмирал Г.Вентуриони на вопрос об этом ответил: "С журналистской точки зрения это было бы интересно, если бы это было правдой, но с высоты своего положения я должен сказать, что это неправда. Этого не могло быть и данный несчастный случай произошел не по вине итальянских пловцов... Но я не исключаю, что это дело наших спецслужб. Я сомневаюсь, что сохранились какие-либо документы, которые могут свидетельствовать в пользу причастности пловцов". Из сказанного следует, что адмирал уверен в непричастности к диверсии только штатных подразделений ВМС Италии, но не спецслужб страны и НАТО, а тем более наемников -  имеющих боевой опыт и согласных за вознаграждение на рискованную акцию, не было.

 

                               Во многих публикациях посвященных взрыву линкора «Новороссийск» вина за диверсию возглавляют на итальянских боевых пловцов, тем более что у них был личностный мотив – итальянские корабли вошли в состав советского флота, а это их задевало. Кстати одним из  первых о возможной причастности к гибели линкора итальянских диверсантов сказал Н.Г.Кузнецов прибывший в Севастополь сразу после трагедии: «До сих пор для меня остается загадкой: как могла остаться и сработать старая немецкая мина, взорваться обязательно ночью и в таком самом уязвимом для корабля месте? Уж слишком невероятное стечение обстоятельств. Что же тогда могло произойти? Диверсия? Да, диверсия. «Новороссийск» - трофейный итальянский корабль, а итальянцы – специалисты в такого рода делах». Характеристика, данная адмиралом итальянским боевым пловцам (группа Боргезе) ни у кого не вызвала возражений. Люди Боргезе являли собой действительно серьезное боевое подразделение с внушительным «боевым счетом». Даже наши отечественные кинематографисты в свое время отдали должное их боевой выучке – фильмы «Их знали только в лицо» и «Эксперемент доктора Абста». Но все это  относилось ко времени войны, а к 1955г. командование ВМС Италии само не могло уже планировать и проводить такие спецоперации, оно было полностью подконтрольно своим союзникам по НАТО - США и Великобритании. Так что используя как завесу миф о итальянском следе,  за кадром оставались  другие возможные участники акции. А такими  могли быть и британцы, тем более что они примерно в это же время провели несколько  специальных операций с привлечением боевых пловцов и сверхмалых подводных лодок.

                            Еще во время Крымской войны из Англии на пароходе «Принц» в Крым отправилась специальная команда водолазов, имевшая задачу подорвать затопленные при входе в Севастопольскую бухту русские корабли и открыть дорогу англо-французской эскадре. На вооружении команда имела четыре водолазных прибора, четыре гальванические батареи, восемь миль электрического провода и большой запас подводных мин. Но диверсантам не повезло, они со всем своим имуществом погибли на борту парохода «Принц» у Балаклавы 2 ноября 1854г. во время шторма, погубившего часть эскадры интервентов. (Кстати с истории вокруг сокровищ «Принца» - или как его именовали «Черного Принца» родился наш ЭПРОН).

 

 

                                                     Акция против «Орджоникидзе» в Балтийске.

 

                        В начале пятидесятых годов  советский флот начал получать новые корабли послевоенной постройки, среди них выделялись крейсера проекта 68-бис которые планировалось использовать на морских коммуникациях для борьбы с торговым судоходством. Крейсера проекта 68-бис безусловно превосходили находившиеся в строю в середине 50-х годов английские крейсера как довоенной постройки «Белфаст» и «Шеффилд», так и послевоенные типа «Тайгер» и шли на равных с наиболее современными американскими легкими крейсерами типа «Кливленд» и «Ворчестер».

                       В июне 1953г, впервые после войны, в Англию на празднование коронации королевы Великобритании Елизаветы Второй при­был новейший советский крейсер послевоенной постройки проекта 68-бис- «Свердлов». Перед заходом на предписанную якорную стоянку капитан «Свердлова», как ни странно, отказался не только от лоцмана, но даже от буксиров. Английские моряки, разинув рты от изумления, наблюдали, как «стремительно и уверенно» советский крейсер шел к своему якорному месту. Роберт Гэйл писал: «Всем было видно, как капитан отдавал команды, просто нажимая на кнопки огромной панели управления, расположенной прямо перед ним». Невиданная доселе легкость в управлении и высокая маневренность корабля не поддавались никакому объяснению. Специалисты буквально терялись в догадках: может, у нового крейсера «несколько рулей, дополнительных винтов или какая-нибудь суперсовременная форма корпуса?». Сложнейшую операцию постановки на якорь - "фертоинг " команда выполнила за 11,5 минут. Для сравнения приведу результаты фертоинговых постановок других кораблей: американский крейсер «Балтимор» - 2 часа, французский крейсер «Монкальм» - 4 часа, а шведский крейсер - свыше 8 часов. Спецслужбы королевства и НАТО заинтересовались новыми крейсерами и захотели их поближе изучить. Не желая ждать следующего визита как удобного случая,  английские спецслужбы предприняли попытку провести изучение однотипного «Свердлову» крейсера «Орджоникидзе» прямо в одном из советских портов.

                        В немалой степени подобным дерзким планам способствовало новое руководство английской разведки. В 1953г британское разведывательное сообщество Сикрет Интеллиджекс Сервис (СИС), куда входили подраз­деления "МИ-5" и "МИ-6" возглавил бывший выпускник Виндзорского колледжа Джон Синклер. За те три года, пока он стоял во главе организа­ции из-за его склонности к авантюрам произошло такое количество провалов различного рода, что сотрудники СИС стали именовать этот период не иначе, как «время кошмаров». Своей кульминации серия неприятностей достигла в апреле 1956г., но об этом позже.  

                        Сикрет Интеллидженс Сервис (СИС) почти сразу, после окончания войны, особенно с началом «холодной войны» начали активно осуществлять свои операции в Прибалтике, где до войны было сильно английское влияние, специальные суда и катера британской разведки высаживали агентуру на побережье Балтики. Не оставался в стороне и ВМФ «владычицы морей» - он был частым гостем в Балтийском море. Английские капитаны хорошо знали эти берега. Английские подводные лодки во время Первой Мировой войны успешно сражались на Балтике с кайзеровским флотом в составе русского флота. Английские субмарины в годы Гражданской войны безуспешно воевали здесь с советским флотом. После войны английские боевые корабли совершили целый ряд визитов в страны Балтийского региона, в том числе и в гавани Советского Союза.                        

                        Крейсер «Орджоникидзе» был построен на судостроительном заводе № 194 имени А.Марти в Ленинграде. В августе 1952г. он вошел в состав 4-го ВМФ, а после объединения в декабре 4-го и 8-го ВМФ в единый Балтийский флот. К этому времени «Орджоникидзе» ведомый капитаном 1 ранга Беляковым побывал в июле 1954 года с официальным визитом в Хельсинки, в составе отряда кораблей под командованием контр-адмирала Г. С. Абашвилли. Базировался крейсер в Балтийске (б. Пиллау).

                         Департамент внешней разведки «МИ-6» решил привлечь к операции на Балтике подводных пловцов. В роли транспортера мог использоваться любой корабль шедший в одну из прибалтийских  стран, дойдя до определенного места он выпускал группу и далее она действовала самостоятельно, а транспорт продолжал идти своим маршрутом. На обратном пути этот транспорт или другой корабль встречал группу и транспортировал ее на базу. Операция по тайному проникновению в акваторию военно-морской базы была сложна, но выполнима. Для этого была нужна точная информация о местах стоянок кораблей, расположения средств надводной и подводной защиты, системе патрулирования, периодичности открытия проходов в сетевых заграждениях. Схемы бывшей немецкой базы английская разведка наверняка получила с архивами германского флота, кроме того в их распоряжении были данные авиационной разведки стран НАТО и нейтральной Швеции. Задачу англичанам ситуация неуверенности, царящая в стране после смерти Сталина и непрекращающаяся борьба за власть среди руководства страны, которая привела к повсеместному падению дисциплины как в стране, так и в армии. Наглядным примером является факт, что 29 октября 1955г. в момент гобели «Новороссийска» боновые ворота в Севастопольскую бухту были открыты, корабли дивизии охраны водного района, чьей святой обязанностью и долгом было стеречь вход в Главную базу флота, находились в другом месте. Не лучше дело обстояло и на  Балтийском флоте. Через несколько лет после трагедии в Севастополе, на одном из первых учений спецназа Балтийского флота в 1958г. в районе Таллиннской ВМБ группы скрытно проникли в базу. И одна группа «заминировала» крейсер на стоянке, вторая «уничтожила» склад боеприпасов, а третья – боносетевые заграждения, прикрывающие вход на Таллиннский рейд, при этом пловцов охрана не заметила. Так что шансы у английских боевых пловцов-водолазов были. Но, несмотря на длительную подготовку, их ждало разочарование. Как пишет в своих воспоминаниях бывший заместитель руководителя английской разведки «МИ-5» Питер Райт: «Служба безопасности настолько плотно контролировала гавань, что миссия завершилась безрезультатно». Обследовать «Орджоникидзе» в советском порту не удалось, попытку решили повторить позже, тем более что представился новый шанс.

                         В монографии А.Б.Широкорада «Крейсера типа "Свердлов"», автор написал что в 1955г. в Балтийском море бесследно исчезла принадлежащая спецслужбами Великобритании сверхмалая подводная лодка, пытавшаяся проникнуть к месту базирования крейсера «Орджоникидзе». Пока мне не удалось даже примерно обнаружить откуда у автора появилась данная информация. Насколько я знаю все послевоенные СМПЛ Великобритании дожили до  списания.

 

                                                                                  Британские СМПЛ.

 

                        В середине 50-х годов конструкторские бюро США, Испании, Великобритании, Италии, опираясь на огромный опыт полученный за годы Второй Мировой войны создали новые национальные проекты сверхмалых подводных лодок предназначенных для скрытой доставки разведывательно-диверсионных групп. В США – «SSX-1» (1955г.), Испания – «Фока» (1955г.) и «Тибурон» (1958г.), Италия – «SX-404», «SX-506» (1954-1955гг.), но все же бесспорным лидером по боевому использованию сверхмалых подводных лодок среди западных стран была Великобритания.

                        Начав не первыми в 1942г. с двух экспериментальных карликовых подлодок, английский флот за время войны получил от промышленности еще три серии СМПЛ, шесть из них «ХТ-1» - «ХТ-6» использовались только для подготовки экипажей, а 18 типа «Х» и 6 типа «ХЕ» участвовали в боевых действиях с отличными результатами. Еще 6 лодок типа «ХЕ» были построены в 1945г. но принять участие в войне не принимали.   Дорогу для широкого использования «судов Х» открыл сторонник специальных операций Уинстон Черчилль запросивший  в феврале 1943г. начальников штабов: «Имеются ли у вас какие-то планы относительно того, что сделать с "Тирпицем"?... Просто позор, что итальянцы могут атаковать наши корабли в гавани гораздо лучше, чем можем мы сами… Просто ужасно, что такой дорогой приз лежит и ждет, и не находится никого, способного найти способ забрать его». Настал звездный час «Миджетов» и хотя все шесть лодок «Х-5» - «Х-10» погибли при выполнении задания – они подорвали «Тирпиц» и доказали возможность их активного применения. За годы войны отряд из 180 моряков английской специальной команды подводных диверсантов на сверхмалых подлодках совнершили 6 прорывов во вражеские базы и записали на свой счет подрыв немецкого линкора «Тирпиц», японского тяжелого крейсера «Такао», потопление транспорта «Баренфельс» и плавучего дока «Лаксевог» с транспортом в нем. Кроме того экипажи СМПЛ вели разведку  побережья перед «Нормандской» операцией, уничтожали подводные кабели связи и многое другое. Погибли 7 лодок «Х-5» - «Х-10» и «Х-22», с ними  13 моряков из них четверо на «Х-22».

                        После завершения войны оставшиеся в строю «Миджеты» активно использовались в учениях, летом 1950г. лодка «ХЕ-7» участвовала в совместных маневрах с США по прорыву в ВМБ Норфолк. Ее успешное участие в учениях показали ценность СМПЛ при проведении подводно-диверсианных операций, а также охране портов от подобных нападений. Интенсивная эксплуатация лодок привела к тому, что в строю к 1954г. осталась только одна лодка от пяти в 1952г. в связи с этим акционерному обществу «Виккерс-Армстронг» была заказана пятая серия СМПЛ, представляющих незначительную модификацию лодок серии «ХЕ». На новых лодках установили постоянную тумбу перископа, возвышающуюся над палубой надстройки на 1,7 – 1,9 метра, стационарную антенную радиосвязь и был увеличен экипаж до 5 человек, из низ 3 были офицерами. Начиная с 1 октября 1954г. лодки начали вступать в строй с интервалом в три месяца. «Х-51»-«Стиклбэк» (S-101) 1 октября 1954г., «Х-52»-«Шримп» (S-102) в 1954г., «Х-53»-«Спрот» (S-103) в 1955г., «Х-54»-«Минноу» (S-104) в 1955г.

                        В 1958г. «Х-51» была продана ВМС Швеции, получила там наименование «Спигген» и прослужила в шведском флоте как минимум до 1971г., пережив своих британских сестер «Х-52» - «Х-54» которые были списаны из британского флота в начале шестидесятых годов.

   

 

                                                              Обследование «Свердлова» в 1955г.

 

                        8 октября 1955г. в 10 часов утра отряд кораблей Балтийского флота в составе двух крейсеров проекта 68-бис – «Свердлов» и «Александр Суворов» и четырех эсминцев «Совершенный», «Смотрящий», «Сметливый» и «Способный» под флагом командующего-адмирала А.Г.Голов­ко. Вышел с официальным визитом в Великобританию. Крейсер «Свердлов» следуя проливом Бельт в густом тумане, совершил невозможное (по британским меркам). Корабль кратковременно вышел из общего строя, отклонился от фарватера и на полном ходу пересек песчаную отмель с глубиной всего около 4м! Выполнив столь удивительный (для радарных постов наблюдения НАТО) маневр, корабль возвратился на глубоководный фарватер и точно занял свое место в строю советских кораблей. Грубую ошибку в действиях расчета ходового мостика «Свердлова» при выполнении поворота специалисты НАТО приняли за «секретные испытания» головного крейсера проекта 68-бис, максимально приближенные к условиям боевого прорыва советских крейсеров – рейдеров в Атлантику из Балтийского моря и еще сильнее захотели осмотреть крейсер легкими водолазами.

                        12 октября в 11 часов отряд подошел к Портсмуту и в 15 часов они войдя в порт стали на якоря. Крейсера сразу стали объектом пристального внимания. При посещении кораблей гостями, вы­делялись подтянутые англичане, знающие толк в кораблях. Их интере­совало все: как долго строились, сколько человек участвовало в пос­тройке, во что это нам обошлось, какова скорость, вооружение, экипаж. За их вопросами просматривалась рука военно-морской разведки, но кроме этого была проведена и тайная операция. Сложность ее заключалась в том что советские корабли пришли в Портсмут по приглашению правительства и  британская разведка была обязана оставить их в покое. Но англичане придумали, как обойти это препятствие. Если какая-нибудь дружественная иностранная держава, скажем США, пригласит вольнонаемного водолаза для «потайного осмотра» судна, британские власти всегда смогли бы заявить, что они здесь ни при чем. Для ее осуществления за солидное вознаграждение был привлечен находящийся в отставке боевой пловец Лайонел Филипп Кеннет Крэбб (Lionel Kenneth Philip Crabb), а возглавить операцию предстояло Смиту, сотруднику ЦРУ, который работал тогда в сотрудничестве с МИ-6. В случае удачно проведенной операции англичане получили бы интересующую их информацию от американцев. Если нет, британцы могли заявить о своей непричастности.

                        Ночью  коммандер Крэбб и его соратник водолаз Сидней Ноулс (Sydney Knowles) погрузились в воды Портсмутской бухты. Подводное течение донесло их до «Свердлова». Ноулс страхуя остался ждать не приближаясь к кораблям, а никем не замеченный, Крэбб проплыл под корпусом корабля. На носу располагалось большое круглое отверстие. Внутри находился пропеллер, который можно было опускать на различные уровни, чтобы добиться лучшей управляемости, а значит, и маневренности судна. Крэббу удалось узнать, что требовалось. Он отплыл подальше от корабля, выбрался на берег и отправился в Лондон с докладом.

                        Но как спустя 35 лет сообщил Сидней Ноулс перед Крэббом ставилась еще одна задача. Он должен был  прикрепить к днищу некий специальный прибор, который позволил бы западным субмаринам с легкостью следить за передвижениями крейсера. По свидетельству Ноулса этот прибор передал Крэббу сотрудник технического отдела контрразведки "МИ-5" Тейлор в присутствии агента ЦРУ под фамилией Смит. Но выполнить эту задачу он не смог, по тому что якобы был двойным агентом и работал на СССР.

                        17 октября советские корабли покинули Портсмут. Весь обратный путь проходил в сплошном тумане, а ведь в море оставались мины с последней войны. Чувствуя большую ответственность за безопасность плавания кораблей адмирал А.Г.Головко почти весь поход провел на ходовом мостике и только когда вошли в родную Балтику он расслабился, поход прошел успешно, пройдя 1200 миль в 12 часов 20 октября вернулись в Балтийск.   

                         Этот визит в Великобританию был несколько необычен, одновременно с советскими кораблями в советском порту Ленинград с 12-17 октября находился отряд британских кораблей под командованием адмирала Майкла Денни в составе авианосца «Триумф», эсминцев «Декой», «Диана», «Чифтейн», «Шеврон» и минного заградителя «Аполлоу». При этом авианосец уже вторично побывал в Ленинграде, первый раз он приходил в 1946г. на празднование Дня ВМФ СССР.                    

                         Впервые советские граждане о тайном обследовании крейсера «Свердлов» узнали в мае 1956г. после разразившегося скандала вокруг  дела Крэбба, из публикации в газете «Известия» данной со ссылкой на газету  «Дейли мейл» от 12 мая 1956г.

 

 

                                                                         Крэбб.

 

                   Лайонел Филипп Кеннет Крэбб (Lionel Kenneth Philip Crabb) или Кутила, как его называли товарищи по команде, был неказист: приземистый крепенький коротышка с крючковатым носом. Он родился 28 января 1909г. в юго-западном Лондоне, в небогатой семье. В юности он сменил много мест работы, пока не подался добровольцем в ВМС.

                  21 октября 1940г приспособленная для транспортировки человеко-управляемых торпед итальянская подводная   лодка «Шире» вторично вышла в район Гибралтара. 29 октября с нее, в заливе Алхесирас, вблизи устья реки Гвадаранкве, были высажены шесть ныряльщиков с тремя управляемыми торпедами. Но из-за неисправности управляемых торпед операция провалилась, в плен попали итальянские боевые пловцы, более того в руки британцев попали образцы торпед. Для борьбы с новой угрозой английское командование в 1941г. создало службу подводного надзора во главе с лейтенантами Бейли и Крэббом. С этого момента деятельность Крэбба была тесно связана с итальянскими боевыми пловцами, вначале как с противниками, а затем как с союзниками. Их задачей было проведение осмотра подводной части корпуса всех кораблей, прибывающих в Гибралтар, стоящих на рейде или в гавани. Вскоре Лайонел Крзбб возглавил борьбу с подводными диверсиями в Гибралтаре, потребовавшую от него и его товарищей мужества и смелости. Весной 1942г несколько итальянских офицеров морской разведки в испанском порту Альхесириас, в 12 километрах от порта Гибралтар, создали тайную базу человекоуправляемых торпед. Под видом капитального ремонта они переоборудовали часть отсеков интернированного и посаженного на мель итальянского танкера «Ольтерра» для скрытого выхода и входа боевых пловцов. Осенью 1942г попытка атаковать находящиеся в Гибралтаре линкор «Нельсон», авианосцы «Фьюриес» и «Формидабл», крейсер «Реюнион» тремя управляемыми торпедами закончилась неудачей, от обстрела и взрыва глубинных бомб 3 водителя погибли, 2 попали в плен и только один вернулся на «Ольтерру». Действиями англичан руководил ответственный за безопасность порта и рейда Крэбб, как он признался после войны, единственному вернувшемуся на «Ольтерру» пловцу Витторио Чела, он знал, что корабли на рейде должны были подвергнуться атаке итальянских пловцов по этому хорошо подготовился. Вскоре произошло событие, которому уделил внимание даже командир флотилии специальных штурмовых средств итальянского ВМФ князь В.Боргезе в своей книге "Десятая флотилия МАС". Через несколько дней после провала атаки 8 декабря всплыли тела итальянских пловцов лейтенанта Личио Визинтини и унтер-офицера Джованни Марго. Погибшие были похоронены в море с воинскими почестями. Английские морские офицеры из службы подводного надзора Крэбб и Бейли возложили венок. А ведь именно они, после атаки, выполняли задание по осмотру подводной части су­дов, рискуя подорваться на итальянских минах. "Благородный посту­пок этих двух офицеров так и остался непонятным для многих в крепости" писала в декабре 1949г газета "Санди Экспресс". Не раз ко­мандир подводного надзора доказывал свое умение и отвагу во вре­мя войны. 4 июля 1943г.  возвращаясь в Лондон из поездки в Каир самолет "Либерейтор" с польским премьер-министром генералом Владисла­вом Еугениушем Сикорским через минуту после взлета с аэродрома в Гибралтаре из-за диверсии упал в море. Все пассажиры и члены эки­пажа, за исключением первого пилота Э. Прхала, погибли в море. И именно Крэбб и Бейли достали с затонувшего самолета портфель ге­нерала Сикорского с секретными документами. В канун капитуляции Италии 3 сентября 1943г. англичане раскрыли секретную  базу итальянцев и захватили танкер «Ольтерра». В нем обнаружили части торпед-транспортировщиков типа "SLC" "Майяле". Лейтенант Крэбб соб­рал и успешно испытал две торпеды.

                             После капитуляции Италии деятельность 10 флотилии MAS была парализована, часть моряков с Валерио Боргезе перешла на сторону немцев, а другая часть поддержала англичан. В конце 1943г. эти боевые пловцы под командованием капитана 2 ранга Эрнесто Форца усилили  соединение британских управляемых торпед «Чериот». Сводная англо-итальянская команда провела ряд операций против кораблей итальянского флота, захваченных немцами. Ночью 21-22 июня 1944г. итальянский миноносец «Грекале» в сопровождении британского катера «МТВ-74» доставили к захваченному немцами порту Специя две английские управляемые торпеды «Чериот» с 4 наездниками и 6 итальянских боевых пловцов под руководством Луиджи де ла Пене который в 1941г. подорвал английский линкор «Вэлиент», был в плену и теперь действовал вместе с бывшими противниками. Отряд проник в гавань и потопил тяжелый крейсер «Больцано». Через несколько дней в ходе такой же операции был тяжело поврежден тяжелый крейсер «Гориция». Последнюю операцию сводная итало-английская команда провела ночью 19-20 апреля 1945г. в ходе которой был потоплен в доке итальянский авианосец «Аквила» который немцы намеревались затопить чтобы заблокировать вход в Геную. В это время Крэбб получивший звание капитан-лейтенанта и был  главным  офицером среди водолазов в  Северной Италии. Он отвечал за очищение Ливорно и Венеции от мин и открытие порта для торговых судов.

                                До завершения войны с Германией, англичане постарались привлечь итальянских боевых пловцов, даже тех кто остался в свое время с Боргезе для действий на Тихом океане. Лейтенант Луиджи Ферраро известный своими заплывами в турецких портах Мерсин и Александретта где он в 1943г. заминировал и взорвал три транспорта вспоминал: «В школе по подготовке пловцов в Вальдано еще в то время, когда район находился в руках немцев, я встретился с английским офицером Лайонелом Крэббом и итальянцем Марцуло. Увидев их, я сначала подумал, что они явились предположить нам сдаться в плен. "Не беспокойтесь, - сказал мне Крэбб, после того, как представился, - это не входит в цели моего визита. Я знаком с вашими боевыми заслугами и восхищен ими. У меня единственная цель: предложить вам сражаться вместе с нами против японцев." Я ответил ему, что не могу принять его предложение. Оно кажется мне ребяческим и постыдным. Недостойно для солдата сражающегося сегодня в одном лагере, а завтра – в другом. Крэбб меня тогда довольно по рыцарски одобрил и сказал: "Так и должен вести себя любой человек, достойный этого звания. Нуждаетесь ли вы в чем-нибудь?"- спросил он. Я попросил его позволить мне и моим  вернуться к себе домой и позаботиться о нашей безопасности. Он дал обещание. Таким образом для нас война закончилась без особых забот». Как результат, по окончании войны боевые пловцы и пилоты взрывающихся катеров «баркини» и управляемых торпед «майали» не преследовались в судебном порядке. Более того США и Великобритания под разными предлогами сохранили часть штурмовых средств и специалистов и даже наградили некоторых. Водителю управляемой торпеды графу Луидже де ла Пене, подорвавшему в декабре 1941г. в Александрии английский линкор "Вэлиент", золотую медаль"3а храбрость" вручил бывший командир этого линкора командор Морган, ставший к этому времени главой союзнической морской миссии в Италии. И никто иной, а именно Крзбб, принял активное участие в возрождении итальянских подразделений боевых пловцов. Крэбб имел хорошую репутацию и когда его после капитуляции Италии командировали туда с задачей разыскать и собрать личный состав 10 флотилии MAS, его поиски не были долгими - итальянцы, услышав о его прибытии сами явились к нему. Лионель создал из бывших противников особый отряд, в который из 10 флотилии MAS вошли: бывший командир базы "Ольтерра" Мускуталли, командир боевых пловцов Волк, изобретатель легководолазного снаряжения для подводных диверсантов Беллони и другие. С их помощью была собрана ценная информация об итальянских торпедах-буксировщиках "SLC" и "SSB" и новейших типах присасывающихся мин и мин-сюрпризов, которые после прикрепления невозможно оторвать от днища корабля. В результате использования богатого итальянского опыта были значительно усовершенствованы английское специальное легководолазное снаряжение и дыхательная аппаратура.

                          Крэбб и после войны продолжал заниматься предотвращением морских диверсий. В декабре 1945г. он  был перемещен в Палестину, чтобы возглавить подводную команду обезвреживания неразорвавшихся бомб. Кроме того ему опять пришлось вернуться к обследованию судов, поскольку террористы ставили мины  под британскими судами и полицейскими патрульными кораблями.  Им лично была обнаружена мина, прикрепленная террористами к одной из опор пирса в порту города Хайфа, к которому должен был пришвартоваться английский эсминец.

                          В 1947г. Крэбб был демобилизован. Крэбб был просто помешан на подводных вылазках. Они с женой жили в трейлере неподалеку от военно-морской базы в Портсмуте, однако миссис Крэбб редко видела своего мужа. Частенько он исчезал на несколько дней и, вернувшись, объяснял свое отсутствие весьма туманно: "Так, ходил промочить ножки". Так что не удивительно, что, вернувшись однажды домой после очередной вылазки 'промочить ножки', Крабб не обнаружил ни жены, ни дома, лишь чемодан с его вещами одиноко стоял посреди чистого поля. Это произошло в 1953г. Крэбб воспринял случившееся спокойно. Он вообще был человеком спокойным и невозмутимым. Он купил себе новый трейлер, и все пошло по-прежнему. Среди друзей Крэбб считался большим оригиналом и человеком крайне загадочным. Как писал один из его приятелей-офицеров, "никто точно не знал, чем именно он занимается и кому подчиняется". Все сходились на мнении, что он выполняет какие-то тайные поручения правительства. В январе 1950г. он нырнул с другим водолазом - Джимми Ходджесом (Jimmy Hodges), к затонувшей 12 января в устье Темзы на глубине 18 метров британской субмарине «Трукулент» (Truculent) чтобы узнать есть ли кто живой на лодке. В 1951г. он на борту корабля британских ВМС  «Reclaim» участвовал в операции по обнаружению другой затонувшей 17 апреля  на глубине 84 метра подлодки «Эфрей» (Affray). В 1953г. он как полагают, сделал некую секретную работу в Суэцком канале, а летом 1954г. по заказу герцога Аргайлла (Argyll) безуспешно искал в Северном море «Tobermory».

                           В 1955г. Крэбб переехал из Портсмута в Лондон и устроился на работу в небольшую фирму по продаже мебели для кафе и баров. С возмущением он рассказывал всем и каждому, что его выгнали из ВМС. Однако на самом деле все было совсем не так. Скромная фирма, где он "работал" была "крышей" для тайных встреч агентов МИ-6. А недовольное бурчание Крэбба по поводу несправедливого увольнения было затеяно для отвода глаз: Крэбб готовился к выполнению тайной миссии особой важности. И начав в октябре 1955г. с тайного обследования крейсера «Свердлов» в Портсмуте, он закончил ее погружением у крейсера «Орджоникидзе» в апреле 1956г.

 

 

                                                                                    Смерть под крейсером.

 

                     Весной 1956г. в Великобританию с визитом доброй воли советскому ВМФ было поручено доставить руководителей Советского Союза: Первого секретаря  ЦК КПСС Н. С. Хрущева и Председателя Совета Министров СССР Н. А,Булганина. Это был первый государственный визит советских руководителей в одну из крупнейших стран Запада. Договоренность о этом была достигнута на заключительном этапе межправительственного совещания в Женеве посвященного вопросам объединения Германии в июле 1955г. между США, Великобританией, Францией и Советским Союзом. И если советское правительство предполагало в результате переговоров в Лондоне достичь укрепления отношений между двумя странами и ослабления международной напряженности, то англичане намеревались использовать визит для демонстрации показного сближения с СССР с целью упрочить позиции консервативной партии внутри страны и добиться от СССР обязательства не поддерживать народы ведущие национально-освободительную борьбу.

                    Для ответственной миссии был выделен новейший советский крейсер проекта 68-бис "Орджоникидзе", сопровождать крейсер должны быть два эсминца проекта 30-бис "Смотрящий" и "Совершенный". Командиром отряда был назначен первый заместитель командующего Балтийским Флотом контр-адмирал Василий Федорович Котов, флагманским штурманом похода был Флагманский штурман Флота капитан 1 ранга В. Н, Дукальский.

                  16 апреля 1956 года из Балтийска с правительственной делегацией на борту к берегам туманного Альбиона вышел отряд кораблей Балтийского флота. Кроме членов правительства, в состав делегации входили видные ученые-академики И. С. Курчатов и А, Н. Туполев. Кроме того, на поход был приглашен военно-морской атташе Великобритании. Личную охрану Н.С.Хрущева при первых выездах из страны возглавлял сам председатель КГБ при Совете Министров СССР генерал Иван Александрович Серов. Однако выступления в английской печати возмущенной общественности, считающей Серова виновником сталинских репрессий, заставили его прервать поездку.

Вот как описывает переход один из его участников, контр-адмирал Анатолий Васильевич Федотов: «Поход особых трудностей для личного состава кораблей не представлял, тем более, что мы очень старательно готовились к переходу этим маршрутом в октябре 1955г. учитывая особое значение похода, подготовка проводилась с особой тщательностью. Всем нам, участникам подготовки и проведения похода, хотелось провести его на высоком организационном уровне и сделать все возможное, чтобы члены правительства чувствовали себя на корабле хорошо. Н.С.Хрущеву и Н.А.Булганину отвели лучшие каюты крейсера – начальника штаба и командира. И.С.Курчатов, А.Н.Туполев и военно-морской атташе Англии были размещены в каютах флагманских специалистов. Кроме охраны, сопровождающих лиц, с нами в походе были два корреспондента – от газеты «Правда» Герой Советского Союза Сергей Борзенко и от Всесоюзного радио – Гальперин, а также сын Хрущева – Сергей, студент МВТУ им.Баумана.

Н.С.Хрущев вел себя замкнуто – видимо, готовился к предстоящему визиту – и, как правило, в разговор с личным составом не вступал. Н.А.Булганин часто встречался с командой крейсера, рассказывал о себе, о том, как он живет и работает, каков у него распорядок дня. Наиболее доступным был И.С.Курчатов – он часто заходил в штурманскую рубку, интересовался, где мы находимся, как мы ведем навигационную пркладку, как учитываем влияние ветра и течения. Игорь Сергеевич провел очень интересную лекцию для  всего личного состава крейсера. А.Н.Туполев был молчалив и сдержан, и нам показалось, что он очень переживал, как пройдут перелеты самолетов «Ту-104» из Советского Союза в Англию, тем более, что на одном из самолетов летела его дочь. Когда ему докладывали о вылете самолета, он уединялся в каюте и пока не поступал доклад о посадке в Англии, из каюты не выходил.

Н.С.Хрущев, Н.А.Булганин, И.С.Курчатов, А.Н.Туполев и английский военно-морской атташе столовались в флагманском салоне, куда обычно приглашали и командира отряда В.Ф.Котова, но он, как правило, под различными предлогами от этих приглашений отказывался. Офицерам крейсера и штаба эскадры, это было непонятно. Нам хотелось, чтобы, используя столь благоприятные обстоятельства, В.Ф.Котов как можно подробней доложил Н.С.Хрущеву важность задач, выполняемых ВМФ, наши заботы и сложности, которые переживает флот. Но этого не произошло. По всей видимости, Василий Федорович имел такую установку командования, а может быть, и по собственному убеждению считал, что поход – не то место и не то время, когда можно вести такие беседы. В результате корреспонденции в газетах и по радио с борта крейсера не содержали каких-либо серьезных вопросов, волновавших весь флот».

                          Скорость хода была большая, погода благоприятная и уже 18 апреля отряд прибыл в Портсмут. У стенки первым корпусом стоял крейсер, вторым и третьим корпусами были ошвартованы эскадренные миноносцы. По прибытию в Портсмут члены делегации и сопровождение сошли с корабля  и убыли в Лондон, где поселились в гостинице "Клеридж".

                          Официальные переговоры проходили в резиденции премьер-министра Великобритании, в зале заседаний кабинета. Состоялся острый обмен мнениями относительно колониализма. Советские делегаты заявили, что СССР неизменно поддерживал и поддерживает национально освободительное движение  и не может выступать с критикой колониализма. Кроме того советские руководители отказались взять обязательства не помогать Египту и предложили договориться о соглашении по запрещению поставок оружия во все страны Ближнего и Среднего Востока. Но англичане уповали на силу, Идеен заявил: «Мы будем воевать за нефть». Советская делегация ответила что ничего не модет оправдать применение Англией оружия на Ближнем Востоке. Желая улучшить отношения между нашими странами советские делегаты внесли конкретные предложения о значительном расширении англо-советской торговли. Но сославшись на «действие существующего стратегического контроля» правительство Идена отклонило эти предложения. Серьезных практических результатов переговоры не имели. Да и английская сторона не стремилась к таким результатам. Недоброжелательство правительства Антонии Идена в отношении СССР было заметно еще до начала визита. Консерваторов находившихся у власти раздражали и поездка советских лидеров в Индию и Пакистан, и поддержка новых независимых государств, и выступления советской прессы против колониализма. Все это как позднее писал Идеен «ставило под вопрос визит в Англию. Естественно, я тщательно взвесил все эти обстоятельства и обсудил их со своими главными коллегами. Мне представлялось что мы пригласили советских лидеров в Англию не потому, что это их устраивало, а потому, что нам было выгодно их принять здесь». Но эти колебания и сомнения сразу же дали о себе знать. Английская печать использовала для антисоветских выпадов нормальный в подобных случаях предварительный приезд в Лондон советских представителей службы безопасности для обсуждения с их английскими коллегами мер обеспечения безопасности визита. Английская сторона в нарушение существующих традиций пренебрегла пожеланиями советской стороны при составлении программы пребывания делегации СССР в Англии. Форин офис подготовил такой проект повестки дня переговоров что даже Идену он показался «слишком перенасыщенным вопросами, выгодными английской стороне». По этому премьер-министр предложил, чтобы «повестка дня была сформулирована в самых общих выражениях», ведь «в конце концов визит пойдет нам на пользу». Так и было сделано.

                   Кроме переговоров   Н.С.Хрущев и Н. А. Булганин с интересом знакомились со страной, они посетили Лондон и ряд других городов. На одной из обедов, устроенных в честь советских руководителей, место рядом с Никитой Сергеевичем занял Уинстон Черчилль, открывший своей речью в Фултоне эру холодной войны и совсем недавно оставивший свой пост премьер-министра. Их оживленная беседа длилась более полутора часа.

                   Для личного состава кораблей были организованы экскурсии в Портсмут и в Лондон. В отведенные часы крейсер и эсминцы посетили почти 20 тысяч англичан. Нация, которая на протяжении столетий считалась "владычицей морей" уделила особое внимание кораблям под советским флагом. Опрятный вид, выправка советских моряков, уважение ими традиций страны пребывания вызывало восхищение у англичан, В день тридцатилетия Екатерины Второй сигнальные пушки "0рджоникидзе" дали 21 залп под восторженную овацию британских подданных. Казалось все идет отлично.

                   Вместе с тем, старшие офицеры советских кораблей подспудно ощущали скрытую возню британских спецслужб вокруг делегаций и судов. Как теперь стало известно, подразделение контрразведки "МИ-5" установило системы подслушивания в номере гостиницы "Клэридж", где остановился Н.С.Хрущев и прослушивала его разговоры. А служба внешней разведки "МИ-6" провела не менее дерзкую операцию.

                    Операция осуществлялась Лондонской секциейИ-6" под руководством Николаса Элиота. По стечению об­стоятельств он был другом Кима Филби - советского разведчика, хотя он в это и не верил. В 1956г. Эллиот с другим сотрудником "МИ-6" Джорджем Янгом устроили Филби работать внештатным корреспондентом бсервера" и кономиста" в Бейруте, в то время, как расследова­ние его прошлого продолжалось. В 1963г. И-6" направила его в Бей­рут, чтобы заставить Филби признаться в измене, но тот бежал в Со­ветский Союз, оставив Эллина ни с чем.

                    На проведение любой разведывательной операции, которая могла повлечь за собой политические последствия, требовалась сан­кция советника МИД при руководителе СИС. Разведка запросила разре­шение на действия Крэбба поздно вечером и советник подписал его, особенно не раздумывая. Кстати это вполне согласуется с негативным отношением к визиту и со стороны британской дипломатии. Как свидетельствует частично рассекреченная переписка Форин офиса с британским посольством в Москве, дипломатический аппарат крайне негативно относился к планировавшемуся визиту (в апреле 1956г.) в Лондон руководителей Советского Союза, стремясь если не вовсе сорвать его, то по крайней мере не допустить сколько-нибудь положительных результатов. Руководители профессиональной дипломатии не видели позитивного поворота в советской внешней политике и перспектив, которые могло открыть для Великобритании сотрудничество с СССР. Они, напротив, исходили из того, что выдвинутая СССР концепция мирного сосуществования представляет собой еще большую опасность для западного мира, нежели прежние установки. Матвеев В.М. «Британская дипломатическая служба» Москва. «Международные отношения» 1990г. стр62. Ссылка на FO 371/122805. – 1956г.) После того, как разразился скандал, со­ветника обвинили в небрежности и задвинули в какой-то темный угол министерства, а его сменщик Джеффи Макдермотт взял за правило не рассматривать после шести часов вечера никаких заявок СИС.

                   Получив санкцию руководства Николас Эллиот к выполнению поставленной задачи привлек отставного водолаза Королевских ВМС капитана 3 ранга в отставке Лионеля Крэбба. За прогулку под совет­ским крейсером ему было обещано 3 тысячи английских фунтов. Крэбб прибыл в Портсмут накануне визита советских кораблей и вместе с помощником изИ-6" остановился в местном отеле. С прибытием кораблей он начал зарабатывать свои деньги. Первое погружение для обследования кораблей он осуществил в тот же день -18 августа. Вто­рое и последнее погружение он совершил 19 августа, опустившись под воду в Стоукс-бэй, в месте секретный испытательных работ, недалеко от стоянки советского крейсера «Орджоникидзе».

                  19 апреля 1956г. в 7.30 утра по Гринвичскому времени три матроса с эсминца "Совершенный", стоявшего рядом с крейсером "Орджоникидзе"  и вахтенный матрос с эсминца "Смотрящий" Краснощеков  в Портсмутской гавани, заметили на поверхности воды, между советскими эсминцами, в районе полубака, чужого водолаза-аквалангиста. Он был одет в черный легководолазный костюм. Командир эсминца "Смотрящий", капитан 3 ранга А.А. Александров заметил, что сквозь плексигласовую маску просматривалось лицо со страшно выпученными глазами - было такое впечатление, что пловец задыхался. Водолаз некоторое время продержался на поверхности воды вверх лицом, затем погрузился у борта "Смотрящего", стоящего с краю, борт о борт с эсминцем "Совершенный". Было ясно, что водолаз следовал от крейсера "Орджоникидзе",  находившегося у причала. После этого на кораблях выставили вахту для наблюдения за водной поверхностью, но больше ничего не обнаружили. О случившемся доложили по команде. Получив сообще­ние, командир крейсера, капитан Г.Ф.Степанов немедленно отдал приказ водолазной группе совершить погружение с целью осмотра подводной части корабля. К этому моменту прошло всего пол года с момента гибели в гавани Севастополя  флагмана Черноморского флота - линкора «Новороссийск» и по приказу руководства ВМФ в штаты команд крупных боевых кораблей были введены расчеты легких водолазов - для борьбы с диверсантами. Спустившись под воду водолазы-аквалангисты внима­тельно обследовали днище крейсера от пятки руля, до среза форштевня,  доложив: "Винторулевая группа и корпус чист".

                         21 апреля в офицерском клубе командир отряда советских кораблей контр-адмирал В.Ф.Котов в частной беседе с начальником штаба Портсмутской ВМБ контр-адмиралом Бернетом упомянул факт об­наружения водолаза вблизи стоянки советских кораблей, на что Бернет ответил, что никакой водолаз не мог появиться в районе пор­та, так как портсмутская водолазная школа "Верон" была на каникулах. А других водолазов, по его словам, в порту не было. Ему, естественно, не поверили, а так как обследование крей­сера осуществляли теперь регулярно, местные газеты, подшучивая над нами, писали: "советские легководолазы с утра до ночи обследуют крейсер, что они ищут - никто не знает". Н.С.Хрущев вечером, в беседе с журналистами, сообщил об обнаружении аквалангиста около совет­ских кораблей.

                          Поняв, что операция раскрыта и беспокоясь из-за долгого отсутствия своего агента англичане предприняли попытку помешать работе наших водолазов, опасаясь, что они могут обнаружить тело виновника переполоха. Английский офицер связи передал записку командиру отряда с сообщением о том, что в порту будут производить подводные взрывы и устно добавил: «это опасно для ваших водолазов». Контр-адмирал В.Ф.Котов, получив эту информацию, игно­рировал ее, и водолазы продолжали свою работу по обследованию крейсера.

                         Н.С.Хрущев, зная о неприятельском водолазе, принял реше­ние, несмотря на определенный риск и обратный путь проделать на крейсере. 27 апреля 1956г. советские лидеры на крейсере «Орджоникидзе» отбыли на Родину. 29 апреля, после прибытия в Балтийск, правительственная делегация сразу отбыла в Москву. Факт обнаружения во­долаза у крейсера в открытую не обсуждался, а команда, насчитываю­щая 1300 человек о происшествии, в основном, узнала лишь по возвра­щении в Балтийск, когда «Орджоникидзе» вне всяких планов поставили в док, а днище внимательно исследовали представители спецслужб. Все участники похода были награждены жетонами "3а поход в Англию", а большая группа отличившихся моряков приказом Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г.К.Жукова была награждена ценными подарками.

                      В дальнейшем крейсер «Орджоникидзе» совершил еще два зару­бежных визита: в августе 1956г. в Копенгаген (Дания) и в августе 1958г.  вновь - в Хельсинки. В феврале 1961г. он вошел в состав Черно­морского флота, в мае 1962г. отбыл из Севастополя для передачи ВМС Индонезии и, пройдя  Суэцким каналом и 5 августа 1962г. прибыл в Сурабайю. В январе 1963г. исключен из состава ВМФ СССР. Под наименованием «Ириан» входил в состав ВМС Индонезии, пока в 1972г. не был разоружен и продан на слом.

                       После ухода кораблей из Портсмута английская пресса на­чала активные выступления с вопросами - куда продал опытный легководолаз Крзбб и что он делал у советских кораблей. Некоторые пос­читали, что его убили советские водолазы, другие, что он попал в плен к русским, когда его обнаружили у кораблей. Скандал с обследованием советского крейсера  усилился после признания британским Министерством Иностранных дел факта нахождения  капитана 3 ранга Крэбба вблизи миноносцев, но с оговоркой "без всякого разрешения". Фактически операцию спланировало подразделение "МИ-6" английской разведки Сикрет Интеллидженс Сервис. Им очень хотелось изучить уникальную винторулевую группу  крейсера «Орджоникидзе", измерить винт русского крейсера, ибо в адмиралтействе все находилось в "великом волнении" по поводу того, что «Орджоникидзе" смог прийти в Англию быстрее, чем планировалось британской военно-морской разведкой.

                        Получив информацию об исчезновении Крэбба, разведка бро­силась заметать следы, шеф "МИ-5" Камминг позвонил в Портсмут и рас­порядился, чтобы регистрационную картотеку в гостинице «Салли порт отель», где 17 апреля под своими фамилиями остановились Крзбб и его помощник из "МИ-6" – М.Смит "подчистили". Это было сделано, но очень неаккуратно. Крупный полицейский чин просто выдрал страницу из регистрационной книги отеля. Журналисты  расследовавшие дело сразу обратили внимание на этот факт. 17 апреля 1956г. когда «Орджоникидзе» еще не прибыл в Портсмут Лайонелл Крэбб появляется в отеле «Салли порт» в сопровождении высокого светловолосого мужчины, записавшегося в книге постояльцев под именем Смит. Оставив вещи в номере, они покидают отель. Чем они занимались несколько часов, никто не знает. Известно только, что Крэбб заходит в парикмахерскую — постричься и побриться. Кроме того, он несколько раз звонит своему компаньону Пендоку в Лондон. Вечером Крэбб один — интересно, куда подевался Смит? — заглядывает в бар «Нат». Потом — в другой, в отеле «Кеппельс Хед». 18 апреля весь день Крэбб гдето пропадает, а вечером снова наведывается в бары, где он побывал накануне. 19 апреля в 7 утра Крэбб и Смит покидают «Салли порт». Днем Смит возвращается. Но уже один. Расплатившись по счету, он собирает вещи и отбывает в неизвестном направлении.

Через два дня, 21 апреля, хозяина отеля «Салли порт» навещает человек, который показывает ему полицейское удостоверение на имя Стэнли Лэмпорта. Посетитель требует книгу проживающих. Ричмэн ее приносит. Лэмпорт, с книгой под мышкой, направляется в пустую приемную и запирается на ключ. Немного спустя он возвращает книгу, объясняя свое посещение так: «Я действовал по распоряжению высокого начальства». Слова непрошеного гостя показались Ричмэну странными и излишними. Он привык к полицейским проверкам. И при чем тут «высокое начальство»? Вскоре, однако, Ричмэну все стало ясно. Листая книгу, он заметил, что оттуда вырваны страницы с именами Крэбба и Смита. Вопросов возникало все больше.

                        Замалчивать долго информацию о гибели водолаза британцы не могли. Отвечая на многочис­ленные вопросы  друзей и родственников 29 апреля  британское адмиралтейство  опубликовало официальное сообщение о том, что Крэбба следует считать погибшим, после того как он: «не возвратился после эксперементального погружения на дно, имевшего своей целью испытание некоторых подводных аппаратов в бухте Стоук Пор­тсмутского района". Это сообщение никого не удовлетворило.

                        4 мая 1956г советское посольство в Лондоне заявило офи­циальную ноту протеста по поводу обнаружения водолаза у совет­ских кораблей. Вечером того же дня премьер-министру Идену приш­лось держать ответ перед парламентом. Так как по британской традиции премьер-министр является главой всех разведывательных служб то и ответ держал тоже он. Обычно ответ всегда дается один и тот же: премьер заявляет, что по соображениям безопасности страны разъяснения не будут даны. Но в этот раз Идеен отступил от правил, ибо стандартный ответ мог означать что он вел двойную игру в переговорах с советской делегацией. Идеен заявил в палате общин: «Было бы не в интересах общества обнародовать обстоятельства, при которых командор Крэбб предположительно погиб. Хотя практика предусматривает, что министры берут ответственность на себя, я считаю необходимым, учитывая особые обстоятельства дела, разъяснить: то, что сделано, было совершено без санкции или ведома министров Её Величества. Принимаются соответствующие дисциплинарные меры». Таким образом, премьер-министр признал, что английская разведка предприняла беспрецедентные действия в отношении крейсера «Орджоникидзе» в Портсмуте в то время, когда велись переговоры на высшем уровне с советской делегацией. И что бы ни заявлял глава правительства в парламенте, он не мог снять с себя ответственность за этот провал.  Дисциплинарные меры были приняты, ответственного за провал Синклера в июле 1956 года освободили от поста руководителя Сикрет Интеллидженс Сервис.

                           Спустя 14 месяцев – 9 июня 1957г.  отставной моряк Джон Рэндол, вместе с братьями Джибби, вышел порыбачить в Принстидский залив, неподалеку от портового городка Чичестер, расположенного в узкой бухте на южном побережье Англии.

Вдруг Рэндол заметил «колыхавшуюся на волнах темную массу». Поначалу он принял ее за «сорванную с якоря ловушку для лангустов». Но у Тэда Джибби глаз оказался острее — ему почудилось, что это «обезглавленное тело человека-лягушки, у которого к тому же не было рук». Темно-серый цвет резинового комбинезона указывал на то, что его снаряжение было изготовлено по заказу Адмиралтейства.

Изуродованный труп доставили в Чичестер. Узнав о зловещей находке, британская полиция, ВМС и ВВС начали совместное следствие. И некоторое время спустя главный интендант чичестерской полиции Л.Симмондз заявил журналистам, что это, вне всяких сомнений, останки Лайонелла Крэбба. Столь поспешный и категорический вывод полицейского многих удивил. И немудрено: ведь тело — если это действительно были останки Крэбба — пролежало в воде больше года, кроме того, у него отсутствовали голова и руки, так что опознать его с точностью было практически невозможно.

— Говоря откровенно, ничего определенного мы так и не узнали,— был вынужден признаться после вскрытия трупа судебный врач доктор Кинг.

Более или менее сохранилась только нижняя часть тела, однако каких-то особых примет на ней не было.

Верхняя же часть оказалась в настолько плохом состоянии, что даже было невозможно точно установить причину смерти.

Тело предъявили для опознания бывшей супруге Крэбба. Та заявила, что «не может утверждать, что это тело ее мужа».

А следствие между тем продолжалось. И вот удача! Один из директоров фирмы «Хейнки», в Бердмонси, выпускавшей водолазное снаряжение, которым пользовался Крэбб, объявил, что узнает крэббовский комбинезон. Фабричная марка, качество материала, кое-какие секреты производства — все было налицо. Признал директор и темно-синий шерстяной нательный комбинезон, который Крэбб всегда надевал, когда испытывал снаряжение «Хейнке».

Но являлись ли слова директора бесспорным подтверждением того, что из воды выловили именно тело Крэбба? После того как его показания стали достоянием гласности, английский журнал «Рейнольдз ньюс» тут же подверг их сомнению, вынеся на суд читателей свою довольно неожиданную точку зрения: комбинезон и скафандр-де вполне могли принадлежать Крэббу, однако тело могло быть не его, а кого-то другого, которого «специально изуродовали до неузнаваемости». Но зачем этот маскарад? Журнал, приняв на веру сведения, просочившиеся из Восточной Европы, с уверенностью заявлял, что Крэбб жив и теперь находится за «железным занавесом». Что же касается тела, выловленного в Чичестерской бухте, то это был труп русского ныряльщика, а не Крэбба. В самом деле, за две недели до этого в том самом месте, неподалеку от берега, где нашли тело, были замечены советские подводные лодки.

26 июня следователь из чичестерской полиции Бриджмэн вынес заключение: труп, выловленный семнадцать дней назад, был телом Лайонелла Крэбба. Интересно знать, почему он пришел именно к такому заключению. Близкие Крэбба свидетельствовали, что у того был маленький размер ноги, — впрочем, ничего удивительного в этом нет, ведь его рост составлял метр пятьдесят восемь. Бриджмэн как раз и указывал на тот факт, что у выловленного трупа была «слишком маленькая нога, почти как у ребенка». Кроме того, у трупа на левом колене был шрам. А в 1945 году в Италии во время погружения неподалеку от американского корабля, огороженного сетью из колючей проволоки, Крэбб распорол себе левое колено.

Следователь ссылался и на отчет доктора Кинга, где говорилось, что смерть могла наступить полгода, а то и четырнадцать месяцев назад. А за это время, отмечал Бриджмэн, без вести не пропадал ни один ныряльщик. Надо полагать, тело Крэбба — до или после смерти — было чем-то завалено, причем «так, что туловище и ноги оказались защищенными от разлагающего действия морской воды».

5 июля 1957г. «Дейли Телеграф» опубликовала вот какое сообщение:
«Вчера в Портсмуте состоялось погребение капитана-подводника 3-го ранга Лайонелла Крэбба. Его тело было обнаружено 9 июня в Чичестерской бухте спустя год после того, как во время захода русских кораблей в Портсмут, в апреле месяце, он пропал без вести. Ни одного представителя ВМФ на похоронах не было».

8 марта 1967г. на побережье неподалеку от Чичестера нашли верхнюю часть человеческого черепа. На челюсти — верхней, разумеется,— сохранилось семь зубов, на них не было обнаружено ни пломб, ни следов кариеса. Эти останки попали в руки того же судебного врача, который некогда обследовал тело Крэбба. Врач заявил, что, по его мнению, череп пролежал под водой около десяти лет. Это приблизительно совпадало с датой исчезновения Крэбба. 

                      С 1956г. возник­ло много версий о его гибели: погиб под винтами крейсера, убит из винтовки, убит советскими пловцами, похищен советскими пловцами и так далее.

Под винтами крейсера.

Подобным образом во время войны англичане оберегали свои корабли в Александрии после того как в декабре 1941 года итальянские боевые пловцы проникшие в гавань подорвали британские линкоры «Вэлиант», «Куин Элизабет», танкер «Сагона» и эсминец «Джервис». Именно после этого главнокомандующий британским Средиземноморским флотом адмирал Каннингхэм в качестве одной из мер предосторожности приказал стоящим на якоре кораблям держать машины на малом заднем ходу. Таким образом под корпусом создавалось течение, которое должно было «смывать» вражеских пловцов и затруднять их ночные заплывы. Эта и другие меры привели к тому что итальянцы больше не смогли достичь успехов в Александрии. Именно на основании своего опыта англичане предполагали, что русские могли использовать этот прием и что «случайно провернувшиеся винты» были запущены намеренно. После прихода в Портсмут на судах вывели из действия паротурбинные главные энергетические установки, готовность которых к даче хода (началу вращения корабельных гребных винтов) была более 1 часа из холодного состояния. Визит день за днем шел в строгом соответствии с официальной программой. Внезапно происходит целая серия взаимосвязанных «случайных» событий, в центре которых находится советский флагманский корабль «Орджоникидзе». «Случайно» под днищем именно этого корабля оказался водолаз, «случайно» паротурбинная установка крейсера оказалась прогретой и способной к немедленной даче хода, «случайно» механики крейсера получили приказ: «Провернуть гребные винты!», «Случайно» водолаза затянуло под крутящиеся гребные винты крейсера. Очень похоже, что командование заранее знало о плане и времени визита водолаза. Буквально накануне визита в Великобританию Хрущева и Булганина резидент КГБ в этой стране генерал Родин был вызван на экстренную встречу находившимся у него на связи агентом «Оскаром Уайльдом» - Уильямом Джоном Кристофером Вассалом, сотрудником разведывательного управления британских ВМС, незадолго до того завербованным КГБ во время его нахождения в Москве. Агент сообщил о том, что во время пребывания советских руководителей в Англии под днищем корабля, на котором они прибудут, по заданию британской спецслужбы планируется осуществить какие-то действия, для чего привлекается ас подводных диверсионных операций Лайонел Крэбб.  Естественно, что КГБ сразу же вспомнили о прогремевшем всего полгода назад взрыве, погубившем линкор «Новороссийск». Полученная информация  немедленно была доложена председателем КГБ Серомым лично Никите Сергеевичу.  Можно только предполагать, какими крепкими хрущевскими словечками в адрес «гостеприимных британских хозяев» комментировался этот доклад, и в такой форме было дано указание.

Однако по свидетельству одного из участников визита М.Урусо­ва, никакие механизмы крейсера с приводом на гребные винты в мо­мент обнаружения пловца, не проворачивались. И это сводит на нет предположение о гибели водолаза под винтами крейсера.

Убит из винтовки.

В 1990 году было опубликовано интервью бывшего сотрудника разведки Иосифа Зверкина иммигрировавшего в Израиль, в котором последний настаивал на том, что коммандер был замечен с борта «Орджоникидзе» и застрелен снайпером, входившим в охрану Хрущева, и лишь потом его тело попало под винт одного из кораблей.

Погиб от действия советских водолазов.

Версия довольно старая, более того в 2007г. объявился даже непосредственный участник его ликвидации. В 2007г. как утверждает ВВС News, в новом документальном фильме ветеран ВМФ СССР Эдуард Кольцов якобы признался, что именно от его руки пал Крэбб. Кольцов сообщил журналистам, что 18 апреля 1956 года ему, 23-летнему боевому пловцу, было поручено провести подводный осмотр крейсера,  вокруг которого была замечена подозрительная активность. "Сразу после погружения я заметил силуэт ныряльщика в легком гидрокостюме, который что-то прикреплял к днищу в районе погреба боезапаса, – рассказал Кольцов. – Когда я подплыл ближе, я понял, что это мина". В последовавшей за этим короткой схватке Крэбб был убит, Кольцов перерезал ему горло. В качестве доказательства Кольцов продемонстрировал журналистам тот самый нож, ставший орудием убийства, и орден Красной Звезды, полученный за успешное выполнение задания. По утверждению ветерана, он решился рассказать правду через 50 лет, так как не хочет, чтобы эта история навсегда осталась тайной. Версия тоже довольно сомнительна, особенно с минированием крейсера. Есть еще один небольшой нюанс, который Кольцов так и не смог пояснить. Дело в том, что, по свидетельству британских моряков, у обнаруженного на побережье трупа не было не только головы, но и кистей обеих рук. Конечно, вполне возможно, что их отсутствие объясняется все тем же попаданием тела под гребной винт "Орджоникидзе", ибо вряд ли, перерезав врагу горло, Кольцов решил взять в качестве трофея его руки. А это невольно выводит на еще более невероятную версию, что Крэбба похитили или он сам ушел с русскими.

Похищен русскими.

В ноябре 1959 года в Британскую службу агентурной разведки и контрразведки от резидентов, работавших за «железным занавесом», поступило объемистое досье. Собранные в нем документы, и вправду сенсационные, касались непосредственно исчезновения знаменитого «человека-лягушки». Это досье легло в основу книги Дж.Бернарда Хаттона, которая так и называлась: «Невероятное дело человека-лягушки».  По мнению Хаттона, Лайонелл Крэбб не погиб. И жил он теперь в России. В этой книге Хаттон подробно описывает необыкновенные приключения английских разведчиков, которые, рискуя жизнью, добывали сногсшибательные сведения для своего начальства. В конце концов благодаря их поразительному усердию удалось напасть на след Крэбба как раз в том самом месте, где он, казалось, потерялся навсегда. Итак:
19 апреля 1956 года. 7 часов утра. Вместе с неким Смитом — личность этого человека так и осталась загадкой — Лайонелл Крэбб покидает отель «Саллипорт». С собой он уносит чемодан, где лежит легководолазное снаряжение.

8 часов 24 минуты. На «Орджоникидзе» звучит сигнал тревоги. С борта крейсера под воду быстро погружаются советские ныряльщики. Но зачем такая спешка? Дело в том, что сигнальщики-наблюдатели заметили по борту корабля «человека-лягушку». Начинается погоня. Сначала советским ныряльщикам не удается обнаружить английского легководолаза. Когда же они наконец его замечают, тот пускается наутек и прячется за корпусом другого русского корабля, эскадренного миноносца «Смотрящий». Роковая оплошность! Со «Смотрящего» под воду уходят другие советские ныряльщики. С помощью товарищей с «Орджоникидзе» они окружают англичанина и берут в плен. В 8 часов 39 минут пленного поднимают на борт «Орджоникидзе». И помещают в лазарет. Но вовсе не потому, что он ранен или чуть не захлебнулся. А потому, что на военных кораблях лазарет находится в самом труднодоступном месте. Вскоре некто Возенский учиняет пленнику допрос:
— Кто вы?
Ответа нет.
— Нам известно — вы капитан 3-го ранга Лайонелл Крэбб. Вы это признаете?

По-прежнему молчание.

Первый допрос заканчивается безрезультатно. Чуть позже следует новый допрос. Но все тщетно.

Молчание англичанина приводит советских офицеров в замешательство. Но и в беспокойство тоже. Разумеется, согласно международному законодательству, судно того или иного государства теоретически является его территорией. И по закону «Орджоникидзе» — часть советской территории. Хотя он и стоит на якоре в Портсмуте. В Англии. Так что самое главное — не привлекать внимания британских властей. Для этого существует проверенный способ — его-то и применяют. К пленному подходит врач и делает ему укол. Пленный тут же засыпает. Он проспит несколько дней подряд. Ему понадобится много уколов. Кормить его будут искусственно. А имя пленного и так известно — Лайонелл Крэбб.

Визит Б и X завершился. Как нельзя лучше для Советского государства. В глазах англичан русский колосс отныне превратился в эдакого улыбающегося толстяка, в котором соединились черты маршала Булганина и Никиты Хрущева. 28 апреля «Орджоникидзе» снимается с якоря, унося на своем борту двух знаменитых пассажиров. 29 апреля в 6 утра над ютом советского крейсера зависает вертолет, с него спускают на тросе специальную люльку, туда «кладут бесчувственное тело человека, закутанное в серое одеяло. Затем люльку поднимают в кабину вертолета, и тот с рокотом улетает — прямиком на восток».

Спустя два часа вертолет приземляется на аэродроме в Щецине. Лайонелл все еще спит...

Очнется он только к вечеру. Ему принесут кофе и бефстроганов. Надо восстанавливать силы — впереди новый допрос. Вверенный на сей раз заботам профессионалов, Лайонелл Крэбб скоро понимает: дальше молчать бесполезно. И он признается. Да, его зовут Крэбб. Да, он капитан 3-го ранга британского ВМФ. Да, 19 апреля он совершил погружение с целью обследовать подводную часть крейсера «Орджоникидзе». Но он клянется, что это задание ему никто не поручал. Он выполнял его по собственной инициативе. Адмиралтейство ничего не знало. Теперь его допрашивает полковник. Некто Жаботин. Угрозы. Обещания. Тут существует целый арсенал испытанных полицейских методов, старых, как мир.

— Я знаю, вы работали на американцев! — кричит полковник Жаботин.

Быть может, он намеренно сбивает его с толку — чтобы выведать правду? Но Крэбб решительно отрицает свою принадлежность к американским спецслужбам. На другой день, однако, он признается, что нырял под «Свердлов» — в пятьдесят третьем:
— Но только чтобы убедиться, что днище корабля не заминировано.

Следом за тем Крэбба переправляют в Москву. Допросы продолжаются — по нескольку раз на дню. Вежливое обхождение уже в прошлом. Теперь Крэбб сидит на одном хлебе с водой, силы его слабеют день ото дня. Мучители, пользуясь слабостью пленного, упорно пытаются выбить из него признание в том, что он работал на американцев. У них это превращается в своего рода навязчивую идею. Надо заметить, что описываемые события происходят в самый разгар холодной войны. Вскоре угрозы обретают вполне конкретную форму:
— Известно ли вам, что можем расстрелять вас как шпиона?
— Известно.
— А знаете ли вы, что родина от вас отказалась? Английское правительство объявило о вашей гибели.

Напрасные старания — Крэбб не сдается. Стойкость его достойна восхищения. 22 мая полковник Мясков предлагает Крэббу сделку. Пленный сможет избежать военного трибунала, но лишь при одном условии: если перейдет служить в советский флот и станет обучать советских ныряльщиков. За эту работу ему будут ежегодно выплачивать тысячу фунтов стерлингов. Прежде чем дать окончательный ответ, Крэбб выдвигает требование: в случае его согласия он никогда не будет работать против своих.

На это Мясков мрачным голосом возражает:
— Крэбб, английское правительство вас уже давно похоронило, вернее, оно решило представить все так, как будто вы и впрямь погибли. Так что пути назад у вас нет. Теперь представьте, что англичане находят ваше тело. Вас похоронят в Англии, хотя на самом деле вы будете жить в России.

Дальше, как в хорошо отрепетированной сцене, появляются солдаты с носилками. Потрясенный до глубины души, в полном отчаянии Крэбб видит на носилках свое собственное тело, без рук и головы. Мясков объясняет, что в самое ближайшее время этот якобы «его» труп выловят у берегов Англии.
— Вы с ним одного роста. Потом, после долгого пребывания под водой узнать его будет невозможно. Кроме того, на нем будет ваше снаряжение.

После такого ужасного зрелища Крэбб ломается.

Крэбб опускает голову. И дает согласие...

7 декабря 1959 года во Владивостоке объявился лейтенант, он был приписан к военно-морскому штабу. Звали его Лев Львович Кораблев. Прибыл он из Одессы. Для советского лейтенанта-подводника у него был довольно большой послужной список. Особенно он отличился при работе на одном из советских ледоколов на Балтике.

Этот лейтенант говорил по-русски с иностранным акцентом. Про свою семью он никогда не вспоминал.

Теперь самое время подвести итоги. Спустя тринадцать с половиной месяцев после исчезновения Лайонелла Крэбба в той самой бухте, где потерялся его след, вылавливают тело, без головы и без рук. Установлено, что смерть наступила минимум шесть и максимум четырнадцать месяцев назад—стало быть, с медицинской точки зрения не исключено, что это труп Лайонелла Крэбба. На тело надет синий шерстяной комбинезон и легководолазный резиновый скафандр. Комбинезон со скафандром узнает изготовитель водолазного снаряжения, штатный поставщик Крэбба,— бесспорный факт, принятый во внимание при опознании тела. Добавим к этому, что у трупа был очень маленький размер ноги — как и у Крэбба. И что на левом колене у него обнаружен шрам — как и у Крэбба.

Однако Маргарет Крэбб, осмотрев останки, сначала сомневается, а потом решительно отрицает, что это тело ее бывшего мужа. А ей лучше, чем кому бы то ни было, известно и про размер его ног, и про шрам на колене.

Впрочем, скоро Маргарет Крэбб загадает нам новую загадку. Бернард Хаттон, автор упомянутой нами книги, по мнению которого, Крэбб остался цел и невредим и теперь жил по ту сторону «железного занавеса», основывал свои доводы — как мы помним — на некоем досье, доставленном из одной коммунистической страны, а точнее говоря — Восточного Берлина. После того как в Лондоне рассмотрели эти документы, их, очевидно, вернули назад, в полицейские архивы ГДР, «тайными подпольными путями». И это очень досадно.

Однако к упомянутому досье была приложена фотография с изображением группы советских офицеров, но оригинал или копия — неизвестно. Однажды Бернард Хаттон показал ее Маргарет Крэбб. И та совершенно определенно узнала своего мужа, облаченного в форму советского морского офицера.

Книга Бернарда Хаттона, бывшего чешского журналиста, оставшегося в Англии, вызвала со стороны Адмиралтейства бурную реакцию. Как утверждали эксперты, фотография, показанная миссис Крэбб, была маленькой и нечеткой, так что «по запечатленному на ней изображению опознать Крэбба с точностью было практически невозможно». Что же касается самой книги, то официальный представитель Адмиралтейства назвал ее «фальшивкой, оскорбляющей честь и достоинство офицера и джентльмена». Эта же мысль была отражена и в письменном заявлении Адмиралтейства.                 

                     Правду узнать в ближайшем будущем видимо не удастся. В 1987г. "Таймс" сообщила, что тайна Крэбба не будет полностью раскрыта еще 70 лет из-за решения правительства оставить засекреченными часть бумаг кабинета министров 1956г., несмотря на практику когда документы делали открытыми через 30 лет. Так что  тайна станет известна только в 2057г.

 

Литература:

Волдрон Т., Глисон Д. «Подводные диверсанты во второй мировой войне».

Деко Ален «Таинственное исчезновение Лайонелла Крэбба, "человека-лягушки"». Журнал «Вокруг света» № 5 1993г. с сайта  http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/1512/

Елагин Сергей «Суэц и Портсмут в судьбе "Новороссийска"» «Независимое военное обозрение» № 42 29 октября-4 ноября 1999г. стр5.

Злов Сергей «Дело Крэбба» «Московский комсомолец» 17.11.2007г.

Каржавин Б.А. «Тайна гибели линкора "Новороссийск"» Санкт-Петербург. Политехника. 1991г.

Карцев А. «Дуэль под крейсером» Газета «Комсомольская правда» 07.06.1991г. стр3.

Коппель В.Э. «Последнее погружение Бастера Крэбба» Журнал «Гангут» № 15 стр88-90.

Маршев Алексей подполковник запаса, юрист. «Чтобы убрать главкома, не нужно взрывать линкор» «Независимое военное обозрение» № 48 10-16 декабря 1999г. стр8.

Матвеев В. «История с капитан-лейтенантом Крэббом» Газета «Известия» 11.05.1956г. стр4.

Некрасов В. «Дело Лионеля Крэбба» Газета «Правда» 11.05.1956г. стр4.

«По поводу инцидента с английским водолазом Крэббом» Беседа с контр-адмиралом В.Ф.Котовым. Газета «Правда» 13.05.1956г. стр6.

Сикорский В. Капитан 2 ранга. «Спецназ Балтфлота» Журнал  «Морской сборник» № 1 1996г.

Скалкин Ф. капитан 2 ранга в отставке «Поход к туманному Альбиону» Журнал «Воин» № 9 1997г.

Трухановский В.Г. «Антонии Идеен» Москва «Международные отношения» 1983г. стр362-367.

Фергус Флеминг «Шпионы, истории о тайных агентах»

Филлип Найтли «Шпионы ХХ века» перевод с английского Москва. Республика. 1994г.

Урусов М. «Смерть под крейсером» «Московские новости» № 37 15-22 сентября 1996г. стр23.

«Хрущев секретов не разбалтывал» Отрывок из книги «Охотник за шпионами» бывшего заместителя руководителя английской контрразведки «МИ-5» Питера Райта. «Северный край» 17.09.1994г. стр3-4.

Черепков А. «Молчание глубин». Журнал «Служба безопасности. Новости разведки и контрразведки» № 3-4 1996г.

Широкорад А.Б. «Крейсера типа "Свердлов"» ж. «Морская коллекция» № 2 1998г. стр27.

«How Buster Crabb died». Журнал «DIVER» июнь 1996г. с сайта http://www.divernet.com/history/crabb696.htm

 

Розин Александр.

                                                На Главную.

 

Hosted by uCoz