На Главную.

 

                                  Свидетели переворота в Чили – сентябрь 1973г.

 

                        В течение трех лет с победы осенью 1970г. на президентских выборах блока Народное единство правительство США и его передовой отряд в лице ЦРУ дестабилизировали обстановку в Чили и осуществляли подготовку переворота.

                        Утром 11 сентября 1973г. радиостанции Сантьяго прервали свои обычные утренние передачи. Диктор взволнованно сообщил: через несколько ми­нут будет передано экстренное сообщение. Ультиматум Пиночета гласил: «...президент рес­публики должен немедленно передать свои полно­мочия чилийским вооруженным силам и корпусу карабинеров, которые решили развернуть борьбу за освобождение отечества...

Чилийские вооруженные силы и корпус караби­неров едины в своей решимости взять на себя от­ветственную историческую миссию и развернуть борьбу за освобождение отечества от марксистско­го ига и за восстановление порядка и конституци­онного правления.

Рабочие Чили могут не сомневаться в том, что экономические и общественные блага, которых они добились на сегодняшний день, не будут под­вергнуты большим изменениям.

Печать, радиостанции, телевизионные каналы народного единства с этого момента должны пре­кратить передачу информации, иначе они будут подвергнуты нападению с суши и с воздуха. Насе­ление Сантьяго должно оставаться дома...»

Прокламацию военной хунты подписали: от во­оруженных сил Чили генерал Аугусто Пиночет, ад­мирал Хосе Тори Мерино, генерал Густаво Ли; от корпуса карабинеров — генерал Сесар Мендоса.

Президент страны Сальвадор Альенде в эфире ра­диостанции «Порталес» обратился к народу. «Я заяв­ляю, — сказал он, — что не уйду со своего поста. И сво­ей жизнью готов защитить власть, данную мне трудя­щимися». Председатель Единого профцентра Луис Фигеора призвал рабочих, крестьян, служащих орга­низовать сопротивление. Вскоре радиостанция «Пор­талес» была подвергнута бомбардировке и замолчала.

В десять часов утра танки «Шерман» и броне­транспортеры двинулись к президентскому дворцу «Ла Монеда». Президенту трижды предъявляли ультиматум, в том числе и лично глава хунты Пино­чет, сложить полномочия и сдаться.

Альенде отверг ультиматумы путчистов. В своем последнем обращении к народу он сказал, что вой­ска готовятся к атаке и над зданием кружат самоле­ты. Он выразил веру в чилийский народ. «Шерманы» окружили дворец и открыли огонь из танковых орудий. Около четырнадцати часов мятежники заняли нижний этаж «Ла Монеды».  Страшные кадры о том, как самолеты расстреливают ракетами президентский дворец в Сантьяго, обошли весь мир. Позже стало известно, что непосредственное участие в путче принимали летчики военно-воздушных сил США. Американский самолёт - система связи и управления войсками WB-575 с новейшим электронным оборудованием на борту руководил действиями чилийских самолетов, атаковавших президентский дворец Ла Монеда. Бомбардировка президентского дворца, точность которой поразила даже специалистов, была делом группы мастеров воздушного пилотажа. Они прибыли в Чили из США под предлогом участия в  маневрах «Унидас». Сорок человек из охраны Альенде мужественно защищали президентский дворец семь часов. Президент Чили погиб на боевом посту как герой, с оружием в руках. Мятежники лишь на следующий день сообщили о его смерти, заявив, что Сальвадор Альенде покончил жизнь самоубийством и похоро­нен в городе Винья-дель-Мар. На заводах и фабриках столицы бои шли весь день. Сегодня уже доподлинно известно о зверствах путчистов: заняв предприятия, солдаты убивали коммунистов и социалистов. Безнаказанно вели себя боевики ультраправой организации «Патриа и либертад». Улицы Сантьяго за­полнили патрули. В восемнадцать часов начинался ко­мендантский час, когда запрещалось выходить из дома.

                     Первым из дипломатических представительств вооруженному нападению подверглось посольство Кубы. Карабинеры, нару­шив все международные правила, ворвались в по­сольство Кубы. Второй жертвой стало диппредставительство Советского Союза.                     

                      Советские граждане стали не только свидетелями путча, но и его невольными участниками. Как известно сигнал к военному мятежу  дал адмирал Тронкосо, подняв в 6 часов утра мятеж  на военно-морской базе в Вальпараисо. Мятежники планомерно осуществляли захват ключевых постов на флоте. В августе 1973г. заговорщикам удалось добиться отставки командующего ВМС адмирала Монтеро, осуществить убийство военно-морского адъютанта президента Арайи. Новый командующий флотом сразу выступил на стороне заговорщиков. 8 сентября Сальвадор Альенде принял во дворце Ла Монеда главнокомандующего ВМС республики адмирала Мерино. Разговор шел на повышенных тонах и завершился обменом выпадами. «Отныне я считаю себя в состоянии войны со штабом флота», - сказал президент. «Чилийский флот за всю свою историю не проиграл ни единой войны», - парировал адмирал. Сразу после начала мятежа отряды морской пехоты были направлены в Сантьяго. Так что выступление первыми моряков вполне закономерно, получали они поддержку и со стороны американцев, на 11 сентября  были перенесены учения ВМС США и Чили «Унидас» («Единство»), хотя по первоначальным планам они должны были состояться через неделю. Маневры решили использовать как первый шаг в осуществлении плана военного переворота. Кроме того, от американцев ждали не только моральной поддержки. Американский флот мог не только подвергнуть обстрелу побережье, но и высадить морскую пехоту в случае, если бы путчисты неожиданно встретили сильное вооруженное сопротивление.

                       Помимо того, что  в Вальпараисо являлось военной базой это был, и крупнейший порт страны в котором находились многие торговые корабли, в том числе и из Советского Союза. Они то и стали свидетелями трагедии. Теплоход «Ульям Фостер» Балтийского пароходства в сентябре в шестой раз пришел в Чили. Но сдать груз сразу не удалось, проходила провокационная забастовка водителей грузовиков, стремившихся парализовать действия правительства Альенде. Как рассказывал капитан теплохода Владимир Иванович Голубев, экипажу пришлось ждать очереди на разгрузку, а после начала мятежа порт был блокирован военными кораблями. Возле иностранных судов круглосуточно дежурили отряды солдат. Неутихающая стрельба в городе была небезопасна и для моряков. Пули свистели и в порту. Они изрешетили трубу советского теплохода. Экипажу пришлось перебраться жить в помещения, находящиеся по борту, обращенному к морю. Никакие протесты советского капитана и капитанов других судов хунтой не принимались во внимание. Путчистами был обстрелян торговый кубинский корабль.

                      Но наибольшие испытания выпали на долю  моряков судна «Эклиптика». Стараясь оказать реальную поддержку правительству Чили в августе 1971г. было подписано соглашение о сотрудничестве в области рыбной промышленности между нашими странами, а в сентябре 1971г. соглашение о развитии рыбного хозяйства. Американцы отреагировали очень нервно, еще в феврале 1971г. американская газета «Вашингтон пост» заявила, что СССР вместе со строительством рыбного порта в Чили «готовиться создать свою военную базу». И это «прелюдия к появлению кораблей советского военного флота у тихоокеанских берегов Южной Америки». Но вместо обещанных американцами,  военных кораблей с весны 1972г. в Чили начали работу три советских больших морозильных рыболовных траулера (БМРТ)  «Лев Толстой», «Станюкович» и «Хрусталь». Всю до единого килограмма рыбу они поставляли чилийцам, добыв за полтора года к сентябрю 1973г. 36 тысяч тонн рыбы. Лов велся на научной основе для этого по соглашению между правительствами СССР и Народного единства Чили советское научно-исследовательское поисковое судно «Эклиптика» вело исследовательский поиск рыбы в прибрежных чилийских водах. Но в начале сентября «Эклиптика» неподалеку от порта Вальпараисо потерпела аварию. После аварии часть экипажа была отправлена самолетом на родину, а 13 человек во главе с капитаном Владимиров Алексеевичем Афиногеновым остались для устранения повреждений. Однако им так и не удалось вернуть «Эклиптику» в строй научно-поисковых судов рыболовного флота СССР. 11 сентября, когда все уже было готово к снятию судна с мели, в стране произошел военный переворот. В 17 часов в отель «Пратт», где проживали советские моряки, ворвался отряд чилийских морских пехотинцев. В руках – готовое к действию оружие. «Выходите, вы арестованы, – орал офицер, размахивая пистолетом. – За неповиновение – расстрел на месте!» Наши моряки – капитан В.Афиногенов, первый помощник В.Степанов, старпом В.Котовсиков, второй помощник Н.Пузыня, старший механик Н.Войтко, третий механик Я.Агеев, боцман В.Межведеы, матросы А.Шарков, С.Жужгин, М.Чернявский, электромеханик В.Ильин, рефрижераторный механик Н.Халиман и начальник радиостанции С.Юралевич – все как один проявили мужество и выдержку.  Моряков окружили плотным кольцом и, подталкивая прикладами и штыками, загнали в кузов огромного военного грузовика. Сперва их повезли за город к карьеру для инсценировки расстрела, это делалось для того чтобы запугать моряков, потом их привезли на стадион ставший тюрьмой, где моряки лично увидели как хунта расправляется с непокорными. После поездки по городу их привезли в военную часть гавани, там путчисты устроили тюрьмы в трюмах кораблей, среди них были теплоход «Майпо», транспорт «Лебу» и даже учебный парусник ВМС Чили «Эсмеральда». В гавани наших моряков силой заставили лечь лицом вниз прямо на пристани, при этом моряков били прикладами и кололи штыками четыре часа. После этого военные стали насильно заталкивать людей в трюм транспортного судна «Майпо», приспособленного под тюрьму. Боцман Василий Медведик шел первым подавая пример остальным. Он поднимался по трапу медленным шагом, опустив руки, несмотря на то, что его били прикладами, всем своим видом выражая презрение к тюремщикам. Глядя на боцмана, опустили руки и остальные. Так и прошли под градом ударов. Когда подошли к горловине трюма, морякам  приказали спускаться. Но когда боцман наклонился, чтобы нащупать ступеньку трапа, к нему подскочил солдат и ударом приклада столкнул вниз с шестиметровой высоты. Он чудом остался жив, получив тяжелые увечья. Тоже произошло и с рефрижераторным механиком Николаем Халиманом. К счастью в это время появился безымянный чилийский офицер в очках и остановил конвоиров, после этого остальные моряки сами спустились в трюм. Как могли моряки сами оказали первую помощь товарищам. Той же ночью этот же военный бросил нашим сигареты, а утром как говорят, его расстреляли. Капитан 3 ранга Фернандо Камо, назначенный хунтой новым военно-морским губернатором Вальпараисо, получил требование о немедленном освобождении экипажа «Эклиптика» на следующее же утро после переворота. Заверив представителя Минрыбхоза СССР в Чили Рудольфа Стрельбицкого в том, что все будет сделано без проволочек, он, однако, не спешил выполнять свое обещание. После долгой бессонной ночи, проведенной в трюме, моряки находились на палубе плавучей тюрьмы почти целый день. Пока за ними не  приехал автобус, и под охраной автоматчиков их доставили в здание Военно-морской академии Чили, а В.Медведдика поместили в госпиталь. После того как морякам отдали паспорта моряков загранплавания, им разрешили вернуться в отель, где они находились еще неделю на положении арестантов. Прежде чем, после настойчивых требований работников посольства СССР всех членов экипажа переправили на борт калининградского БРМТ  «Станюкович», который стоял у причала с полными трюмами улова, готовый к разгрузке. На нем они и вернулись к родным берегам.   

                         Помимо моряков вкусили «прелести» застенков хунты и другие советские граждане. В Вальпараисо были арестованы и брошены в тюрьму три наших инженера, работавших на совершенно мирном объекте — домостроительном комбинате, который был бескорыстно построен Советским Союзом и пущен в строй после разрушительного землетрясения в Чили. Их обвинили в том что они являются советскими военными, прибывшими в Чили для организации партизанского движения. Было приложено также немало усилий для их освобождения. Произвол и беззаконие были допущены в отношении группы советских артистов находившихся в стране. Были подвергнуты обыску сопоставимому с погромом помещения бюро советского агентства печати «Новости» и ТАСС. Имели место обыски квартир советских граждан.

                         Но ситуация могла быть еще более сложной. Чуть не получилось, что в момент начала путча в Чили едва не оказались корабли ВМФ СССР, которые шли туда с дружественным ответным визитом. 13-16 апреля 1972г. в пору Владивосток с официальным дружественным визитом находился чилийский военно-учебный парусный корабль «Эсмеральда» под командованием капитана 1 ранга Лопеса Сильва. Это второе посещение кораблем СССР. В ответ на этот визит командование ТОФ предложило, а Главный штаб ВМФ утвердил ответный визит плавучей базы подводных лодок проекта 1886 «Иван Кучеренко» с курсантами ТОВВМУ имени С.О. Макарова, с плавбазой шел танкер «Вишера». Для визита был выделен третий курс ТОВВМУ, которому начало очередного учебного года, было сдвинуто на один месяц. Помимо курсантов в походе участвовал оркестр 390 полка морской пехоты. Походный штаб возглавил - начальник ТОВВМУ вице-адмирал Б. Потехин, замполитом -  начальник политотдела ТОВВМУ капитан 1 ранга В. Постников. Как это было, в своих воспоминаниях описал Анатолий Тихонович Штыров в ту пору первый заместитель начальника разведки ТОФ: «При подготовке отряда я обеспечил штаб всевозможной справочной литературой по Латинской Америке, а главное - «внедрил» на плавбазу усиленную группу ОСНАЗ с соответствующей аппаратурой. Особая ценность этой группы заключалась в том, что ее состав знал не только английский, но и испанский языки.

В назначенный срок отряд вышел из Владивостока и перешел под управление ЦКП ВМФ. Переход корабля происходил при идиллически безмятежной погоде минуя Гавайские острова. Но, как мне стало известно позже, на плавбазе начались внеплановые коллизии: начальник политотдела В.Постников узрел на борту группу подозрительных лиц - притащили какую-то аппаратуру, без спроса подсоединились к антеннам, заперлись в отдельной каюте и что-то там слушают. На авралы не выбегают, на политинформации «с вестями с колхозных полей» не ходят. И вообще... Сердце партийца не могло такого вытерпеть. Сидят с наушниками и слушают; ясно - слушают «вражьи голоса». А как поступить как ликвидировать крамолу, он не знал...

В один из распрекрасных дней, когда плавбаза «В.Котельников» уже миновала Гавайи и легла курсом на Южную Америку (это был воскресный день), находясь в штабе, я получил необычное телеграфное сообщение. Оно гласило:

«В Чили произошел переворот. Президент Сальвадор Альенде убит. К власти пришла военная хунта. ЮПИ Токио».

Получив сие сообщение, я повертел его, даже посмотрел на свет, подумал и настрочил шифровку: «ПБС Котельников (в воспоминания закралась ошибка в названии плавбазы – это  был «Иван Кучеренко»). Командиру отряда. Копия: Москва Начальнику Главного штаба ВМФ. Информирую. По данным иностранной прессы в Чили произошел военный переворот, к власти пришла хунта. Президент Альенде убит. Начальник штаба ТОФ».

С бланком сообщения и шифровкой я направился к начальнику штаба ТОФ, который в это время находился в штабе, и положил бланк ему на стол.

Начальник штаба ТОФ адмирал Г.Бондаренко долго молчал и наконец изрек: «А почему я должен это подписывать? Отряд-то под управлением ЦКП ВМФ».

- Товарищ адмирал, - возразил я, - сегодня воскресенье, вторая половина дня. Все московские начальники наверняка изволят отдыхать. А без них ЦКП ВМФ будет вынуждено молчать. И вообще, лучше, если мы первые».

Начальник штаба засопел, но шифровку подписал.

Как вскоре стало известно, эта радиограмма произвела на командование отряда шоковый эффект. Руководство (Б.Потехин, В.Постников) заперлось в каюте. Корабль лег в дрейф.

В таком состоянии «В.Котельников» («Иван Кучеренко») пребывал, трое суток, пока Москва переваривала ситуацию. Наконец после утряски с МИД кораблю было дано указание - следовать в Перу. С программой делового захода».

Плавбаза «Иван Кучеренко» и танкер «Вишера» совершили первый и единственный в истории ТОФ визит в Перу - в Кальяно 17-22 октября  и Эквадор – Гуаякиль 26-31 октября. Всюду тихоокеанцев очень тепло встречали и военные моряки этих стран Южной Америки, и их жители. Десятки тысяч перуанцев и эквадорцев посетили «Иван Кучеренко» и всюду очень лестно, с восхищением отзывались о наших моряках, о нашей стране. На прощальном приеме на борту корабля командующий 1-й зоной ВМС Эквадора капитан 1 ранга Паредес Креспо сказал:       — Ваш визит, ваши моряки произвели на нас, эквадорцев, большее впечатление, чем взрыв атомной бомбы... Весь поход длился 105 суток, было пройдено более 20 тысяч миль, наши корабли дважды пересекли Тихий океан по дуге большого круга и дважды перешли экватор. 

                         В Сантьяго советским людям также пришлось столкнуться с произволом путчистов. Как выше говорилось, диппредставительство было окружено солдатами. В первые же часы посольство отключили от го­родской электросети, умолк телефон. Советские представители были лишены возможности пользо­ваться каналом международной телеграфной связи. Посольство, по существу, оказалось глухим и сле­пым. На прилегающих улицах круглосуточно дежу­рили передвижные пеленгаторы. Эти машины так­же видели у корпунктов ТАСС и АПН. Хунта в любой момент могла совершить налет на наши представительства в Сантьяго. Оставался один канал связи с Москвой - через агентурную радиостанцию ГРУ. Интересна сама история размещения этой ра­диостанции в посольстве СССР в Чили  После установления дипломатических отноше­ний между нашими странами связь велась по кана­лам международного телеграфа. Однако она была дорогой и ненадежной. Но пока не было напряженности в стране, пользовались ею. Тем временем эко­номические трудности росли.  Аналитики советской военной разведки прогнозировали ухудшение ситуации в Чили. Учиты­вая сложность обстановки, командование ГРУ ре­шило организовать линию специальной связи между Сантьяго и Москвой через ретрансляцион­ный радиоузел на Кубе. В начале 1973 года в Сан­тьяго была переброшена необходимая радиоаппа­ратура, а в апреле в Чили прибыл разведчик-радист А. Семенов. Однако в посольстве он встретил далеко не теп­лый прием. Все, что стало ясным аналитикам ГРУ еще несколько месяцев назад, до сих пор не мог взять в толк наш посол в Чили. Он был против ус­тановки радиостанции в представительстве. Посол заявил четко и ясно, что у него есть «на­дежный международный канал связи с Москвой». Каково же было его потрясение, когда утром 11 сентября этот «надежный международный ка­нал» перестал действовать в одночасье. А «гони­мая» радиостанция ГРУ, над которой он после дол­гих уговоров, наконец, «смилостивился» и оставил под крышей представительства, оказалась единст­венной ниточкой, связавшей его со столицей Со­ветского Союза. Сеансы связи проводились через каждые два-три часа, а в дни путча с 11 по 26 сентября - непрерывно. Только в первый день переворота в Центр было пе­редано семьдесят радиограмм. Чилийская хунта делала все возможное, чтобы оставить посольство без связи с Москвой. Судя по всему, она была даже уверена, что смогла этого до­биться. Но Пиночет просчитался. Не помогли ни цепи автоматчиков, ни отключение электроэнер­гии, телефонов, телеграфа, ни дежурство радиопе­ленгаторов.                          

                          23 сентября 1973г. в газетах было опубликована «Заявление советского правительства», в котором осуждался военный переворот в Чили и объявлялось о разрыве дипломатических отношений между нашими странами. 26 сентября представители советского посольства покинули Сантьяго улетев на самолете. Но как оказалось дела в Чили у наших людей, еще оставались.

                          27 сентября 1973г. на шестнадцатый день после государственного переворота в Саньтьяго на конспиративной квартире был арестован Генеральный секретарь Коммунистической партии Чили Луис Корвалан. Первые два месяца он провел в столице, затем с декабря 1973г. по июль 1974г. был заключенным в концлагере на острове Досон в Тихом океане. В конце 1973г. в КГБ СССР с участием представителей почти всех родов войск и Генштаба ВС СССР была разработана операция по освобождению  Корвалана из плена. В операции намечалось задействовать торговое судно, заход которого в  воды южной части Тихого океана не должен был вызвать подозрений. Под его верхней палубой разместились бы три боевых вертолета. К условленному месту в подводном положении  прибывают две подводные лодки. Средства космической разведки обеспечивают контроль за обстановкой как на море, так и в воздухе. В момент подхода «торговца» к острову Досон вертолеты с десантниками поднимаются в воздух и на бреющем полете атакуют казармы охраны и радиостанцию лагеря. Основной расчет делался на внезапность и мощь удара, что должно было подавить любую попытку сопротивления. Операцию завершает десант. Корвалан и другие освобожденные поднимаются на борт вертолетов, которые доставляют их аместе со штурмовой группой на подводные лодки. Вертолеты же предполагалось взорвать и затопить на большой глубине, чтобы скрыть их государственную принадлежность. А торговое судно мирно продолжало бы свой «обычный» рейс. План, несмотря на очевидную авантюрность был в целом принят. С одобрения председателя КГБ СССР Ю.Андропова начался сбор необходимой информации. Но по мере её поступления выяснилось что нет гарантий избежать огласки и международного скандала, и спасти Корвалана без риска для его жизни. Операцию отменили и КГБ нашло другие пути для его спасения, 18 декабря 1976г. Корвалана обменяли на диссидента Буковского.

 

Литература.

Альфонсо Хаке «Мы видим будущее» «Водный транспорт» 01.04.1972г.

Анатольев М. «Как меняли Корвалана» журнал «Эхо планеты» 1995г. № 23 стр24-25.

Болтунов М.Е. «Невидимое оружие ГРУ» Москва «ОЛМА-ПРЕСС» 2002г. глава «В САНТЬЯГО, КАК В КЛЕТКЕ» стр290-298.

Буланже М. «Изгнание из "Райской долины"» с сайта http://www.newtimes.ru/artical.asp?n=3015&art_id=4394

Гинодман Вениамин «Я казак и горжусь тем, что сделал, нося мундир чилийского офицера» 09.10.2003  с сайта http://www.gzt.ru/world/2003/10/09/083829.html

Громыко А.А. из выступления на заседании XXVII сессии Генеральной Ассамблеи ООН.  «Известия» 27.09.1973г.

Захарько В., Шмыгановский В. «Стойкость экипажа "Эклиптики"»   «Известия» 23.09.1973г.

Захарько В., Шмыгановский В. «Верные долгу» «Известия» 30.09.1973г.

«Заявление советского правительства» «Известия» 23.09.1973г.

Кернер Ю. «Тринадцать отважных» «Водный транспорт» 27.09.1973г. 

Книппер В., Кернер Ю. «Беспокойные рыбацкие мили» «Водный транспорт» 09.02.1974г.

Лыков В. «Флаг "Эсмеральды"» «Известия» 14.04.1972г.

Марьясов А. «Преступный лик чилийской хунты» «Водный транспорт» 20.12.1973г.

Сергеев Ф. «Если сорвать маску» Москва. Политиздат. 1983г.

Штыров А. «Начпо бдит» «Морская газета» 9 ноября 2002г. стр11.

С сайта http://www.fegi.ru/primorye/flot/flot1_14.htm

 

Розин Александр.

                                                На Главную.

 

Hosted by uCoz